«Мурсики» и другие «гости»: как женщины называют менструации

Женское здоровье и репродукция № 1 (32), 2019. Гинекологическая эндокринология

Бурчакова Милана Николаевна
— аспирант кафедры общей психологии и истории психологии АНО ВО «Московский государственный университет», член «Общероссийской профессиональной психотерапевтической лиги» (ОППЛ), супружеский и репродуктивный психолог. 111395, г. Москва, ул. Юности, 5. E-mail: milana.burchakova@gmail.com

Бурчаков Денис Игоревич
— научный сотрудник кафедры акушерства и гинекологии № 1 лечебного факультета ФГАОУ ВО Первый МГМУ им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский Университет), врач-эндокринолог, сомнолог, психотерапевт. 119991, Москва, ул. Трубецкая, д. 8, стр. 2. E-mail: dr.burchakov@yandex.ru

В 2014 г. мы начали длительное исследование взаимосвязи нарушений менструального цикла и психологического состояния. Каждую женщину мы подробно расспрашивали и с первых дней столкнулись с редким использованием слова «менструация». Вместо этого, обсуждая с нами свой менструальный цикл, женщины говорили про «критические дни», «месячные» и т.д.

Нам стало интересно: какие еще слова используют? Мы стали задавать всем женщинам, приходившим на прием, вопрос: «Как вы называете свои менструации»? Полученные ответы мы собирали в специальную таблицу. Через два месяца мы составили хит-парад и получили следующий список.

1. Месячные.
2. Критические дни.
3. Эти дни.
4. Особые дни.
5. Красные дни календаря.

Но интереснее оказались более редкие слова. От женщин мы узнали о существовании «мурсиков», «регулов», «менестрелей» и «крылышек». Стало ясно, что нужен качественный, а не частотный анализ полученных слов. Мы собирали слова еще три года, а потом попытались разделить их на категории. Получилась следующая таблица, анализируя которую, мы обратили внимание на несколько интересных моментов.

Все эти слова объединяет общая функция — они позволяют говорить о менструации, не используя само это слово. Тема менструации в обществе считается постыдной и неприемлемой. Чтобы обойти этот стыд, люди придумывают все эти эвфемизмы. Это обычный механизм совладания со стыдом, хорошо известный психологам. Мы еще вернемся к теме стыда, но сначала сделаем акцент на некоторых наших находках.

При первом же взгляде на таблицу бросается в глаза след, оставленный в общественном бессознательном пропагандой советского периода. Народ заимствовал ритуальную символику: «красные дни календаря», «красная дивизия», «повестка в Красную армию». В 1990-е градус пропаганды ослаб, и начались заимствования из телевизора. Назойливая Тетя Ася из старой рекламы отбеливателя уже почти забыта, но и ей воздвигли нерукотворный памятник.

Таблица неслучайно разделяет слова на три категории. Начнем со слов-замен. «Мурсики», «менестрели», «месячные» — слова, чем-то похожие на исходное слово, но при этом нейтральные или смешные. Примерно такой же механизм срабатывает, когда появляются слова-замены, обозначающие половой акт, например, «поставить свои домашние тапочки рядом с ее домашними тапочками», «пересадить цветок». Разнообразие слов-замен указывает на интенсивность стыда, который они скрывают.

Другая категория — посетители. Уже упомянутые «крылышки» посещают женщину. Этот образ понятен, но отметим, что гости эти либо нейтральные («они пришли»), либо назойливые («тетя Ася»). Здесь легко считывается отношение к менструации, как к проблеме. Менструация — это гость, которому в большинстве случаев скорее не рады.

Проблемность этой темы показывает нам и третья категория слов («корабль дал течь», «критические дни»). Показательно, что при частотном анализе «критические дни» перевешивают более праздничные варианты. И вкупе с «днями закрытых дверей» эти слова указывают на еще одну проблему — сексуальную недоступность. Так менструации из «женской проблемы» превращаются в событие, регулирующее жизнь супружеской пары.

Все перечисленные выше тексты и значения отражают существующий в обществе негласный запрет на обсуждение менструации. Отечественные и зарубежные исследователи называют его «менструальным табу». Из переписки с европейскими и американскими коллегами мы узнали, что это табу существует даже в эмансипированных США. Там встречаются неведомые нам удивительные обозначения, вроде «даров матушки-природы» или «покатушек на хлопковом пони».

Таким образом, менструация воспринимается как нечто постыдное, то, что нужно скрывать и контролировать. Это — следствие негативного отношения к менструации со стороны медицины Средних веков и Нового времени. Также оно отражает представление о менструации, как о наказании за первородный грех, которое бытовало в христианской догматике. Подобные убеждения формируются и существуют столетиями, не изжиты они и поныне.

Дальнейшие исследования покажут, насколько менструальное табу значимо клинически. Но уже сейчас врачи могут напомнить своим пациенткам, что менструация — это естественное физиологическое событие, которого не обязательно стыдиться.

Мы будем признательны, если вы расскажете нам о других словах, которыми женщины и мужчины обозначают менструации. Свои наблюдения вы можете присылать по адресу электронной почты: milana.burchakova@gmail.com.

Бурчакова М.Н., Бурчаков Д.И. «Мурсики» и другие «гости»: как женщины называют менструации // Женское здоровье и репродукция. 2019. № 1 (32).

Предыдущая статья


О чем женщины говорят с психологами

В медицинских вузах психологию чаще всего преподают на младших курсах. Обычно это небольшой цикл, на...

Читать

Следующая статья


XXI конгресс педиатров России с международным участием «Актуальные проблемы педиатрии»

В рамках Конгресса проводятся Научно-практическа...

Читать

Наверх