Современные методы прогнозирования гестационных осложнений у беременных с артериальной гипертензией

Женское здоровье и репродукция Женское здоровье и репродукция № 3 (46), 2020. Новое в практике акушера-гинеколога.

Андосова Лариса Дмитриевна — д. м. н., профессор кафедры клинической и лабораторной диагностики ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: larisa-andosova@yandex.ru

Боровкова Людмила Васильевна — д. м. н., профессор, зав.  кафедрой акушерства и гинекологии ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: borovkovalv@yandex.ru

Боровкова Наталья Юрьевна – д. м. н., профессор кафедры госпитальной терапии и общей врачебной практики им. В.Г. Вогралика ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: borovkov-nn@mail.ru

Колобова Светлана Олеговна — к. м. н., доцент кафедры акушерства и гинекологии ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского , 10/1. E-mail: svetlanakolobova@yandex.ru,

Лазарькова Анна Дмитриевна — студентка 6 курса лечебного факультета ФДПО ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского , 10/1. E-mail: lazarkova.anna@yandex.ru

Некрасов Алексей Анатольевич — д. м. н., профессор кафедры факультетской и поликлинической терапии ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: anekrassov@mail.ru

Полякова Ирина Владимировна — к. м. н., ассистент кафедры госпитальной терапии и общей врачебной практики им. В.Г. Вогралика ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: iv-poliakova@yandex.ru

Тимощенко Елена Сергеевна — главный врач Городского кардиологического диспансера ГБУЗ НО ГКБ №5. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, ул. Нестерова, д. 34. Е-mail: gkb5@sandy.ru

Тихомирова Юлия Рудольфовна — к. б. н., доцент кафедры клинической и лабораторной диагностики ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: larisa-andosova@yandex.ru

Шахова Ксения Андреевна — к. б. н., доцент кафедры клинической и лабораторной диагностики ФГБОУ ВО «ПИМУ» Минздрава России. 603005, Россия, г. Нижний Новгород, пл. Минина и Пожарского, 10/1. E-mail: larisa-andosova@yandex.ru

Цель обзора: изучить по данным литературы современные методы прогнозирования гестационных осложнений у беременных с артериальной гипертензией (АГ).

Основные положения. АГ — одна из наиболее частых соматических патологий в структуре заболеваемости у беременных, является фактором высокого риска развития больших акушерских синдромов. В обзоре представлены прогностические критерии развития преэклампсии, плацентарной недостаточности и преждевременных родов у женщин с АГ.

Заключение. В современную систему прогнозирования гестационных осложнений у женщин с АГ входит оценка молекулярно-генетических факторов, маркеров внутрисосудистой воспалительной реакции, эндотелиальной дисфункции, состояния сосудистой стенки во II-III триместре беременности. Для улучшения перинатальных исходов актуальным является поиск ранних, достоверных прогностических маркеров.

Боровкова Л.В., Колобова С.О., Боровкова Н.Ю., Полякова И.В., Некрасов А.А., Тимощенко Е.С., Андосова Л.Д., Шахова К.А., Тихомирова Ю.Р., Лазарькова А.Д.

ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России» Минздрава России, Россия, г. Нижний Новгород

В современном обществе, как в мире, так и в России, отмечается тенденция к деторождению в позднем репродуктивном возрасте. У беременных старших возрастных групп наблюдается высокая частота развития экстрагенитальной патологии, которая в 30-34 года составляет 16,9%, в 35-39 лет – 24,8%, в 40 лет и старше — 44,9—79,8% [1].

Артериальная гипертензия (АГ) — одна из наиболее частых соматических патологий в структуре заболеваемости у беременных, на долю которой, по данным разных авторов, приходится 30—51% случаев среди всех гипертензивных расстройств [2, 3]. АГ — состояние, характеризующееся повышенным уровнем АД (≥140/90 мм рт. ст.), определяемое до наступления беременности или до 20 недель ее развития.

Следует отметить, что за последние два десятилетия частота АГ повысилась на 40—50% в связи с увеличением среднего возраста первородящих, распространенности ожирения у женщин, широким применением вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ) [4].

При АГ во время беременности вследствие нарушения процессов инвазии трофобласта не происходит физиологической перестройки спиральных маточных артерий, и они остаются чувствительными к патологическим изменениям гемодинамики материнского организма.  Прогрессирование беременности у женщин с АГ ведет к нарушению плацентарной перфузии, дезадаптации регуляторных механизмов и развитию больших акушерских синдромов [2, 4, 5]. В связи с этим значительно возросло внимание к изучению рисков развития патологического течения беременности при АГ.

Современные методы прогнозирования преэклампсии у беременных с АГ

АГ является фактором высокого риска преэклампсии (ПЭ). Частота развития ПЭ у беременных с АГ достигает 45—75% случаев, при этом риск возникновения ПЭ в последующей беременности увеличивается в 2 раза [5—7].

В современную систему прогнозирования ПЭ входит оценка клинико-анамнестических факторов риска ПЭ у беременных с АГ [3, 8, 9].

Развитие ПЭ определяется взаимодействием факторов сердечно-сосудистого риска (избыточный вес, ожирение, гиперлипидемия, курение и др.), молекулярно-генетических дефектов, местных и системных механизмов регуляции сосудистого тонуса, активацией клеток врожденного и адаптивного иммунитета, которые развиваются на фоне эндотелиальной дисфункции [3, 9—14].

Одной из основных концепций развития гипертензивных расстройств является иммунологическая теория, согласно которой ПЭ представляет собой реакцию иммунной системы матери на антигены плода и сопровождается повышением функциональной активности лейкоцитов и лимфоцитов, активацией системы комплемента, изменением цитокинового профиля с преобладанием провоспалительных фракций. В результате формирующейся системной воспалительной реакции усиливается экспрессия молекул адгезии на эндотелиоцитах и на циркулирующих клетках крови, что способствует еще большей активации, мобилизации и экстравазации лейкоцитов [9,15—17].

В связи с этим отечественными учеными впервые был разработан алгоритм дифференциальной диагностики различных форм гипертензивных расстройств во время беременности на основании изучения особенностей экспрессии молекул адгезии (CD49b, CD11b, CD51 и CD99) нейтрофилами и моноцитами венозной крови в сроке 20—34 недели. На основании данных исследований было установлено, что при ПЭ, развившейся на фоне АГ, отмечено повышение содержания CD49b+ нейтрофилов, CD11b+ моноцитов и в отличие от беременных с ПЭ — повышение уровня CD99+ нейтрофилов [18].

В современной литературе содержатся разноречивые данные о значимости матриксных металлопротеиназ (ММП) в развитии гипертензивных расстройств при беременности. ММП – семейство цинксодержащих эндопептидаз, катализирующих реакции деградации компонентов внеклеточного матрикса, которое участвуют в процессах имплантации плодного яйца и ангиогенеза [19—22].

Имеются сведения, что развитие эндотелиальной дисфункции и нарушение инвазии трофобласта при ПЭ может происходить в результате нарушения баланса между ММП и ингибиторами металлопротеиназ (TIMPs) [23—26].

На основании этих данных российскими учеными была проведена работа по изучению особенности синтеза моноцитами и нейтрофилами матриксных металлопротеиназ (ММР‑2, ММР‑9) и их ингибиторов (TIMP‑1, TIMP‑2) у женщин с различными формами гипертензивных расстройств при беременности в сроке 24—37 недель. Результаты исследования выявили достоверное повышение уровня экспрессии мРНК ММР‑ 9 нейтрофилами у беременных с АГ, а также мРНК TIMP-1 и TIMP-2 моноцитами при ПЭ на фоне АГ [27].

Согласно другим работам, ММП‑2 и ММП‑9 могут быть использованы как ранние маркеры повреждения почек у женщин с ПЭ, указывающие на то, что и в межклеточном матриксе клубочков дисбаланс коллагенолиза увеличивает риск гломерулосклероза [23].

Одним из важных патогенетических звеньев ПЭ является развитие сосудистого спазма и нарушения микроциркуляции при повреждении эндотелия сосудов [12, 14, 16, 17, 28].  В связи с этим отечественные ученые проводили работу по исследованию показателей оксигенации (SO2) тканей предплечья и маркеров эндотелиальной дисфункции периферической крови у беременных с АГ в сроке 22—27 недель. Были изучены такие параметры, как десквамированные эндотелиоциты (ЭД) и суммарные нитраты и нитриты (NOх) [29].

Согласно данным литературы, повышение содержания ДЭ в крови беременных с гипертензивными расстройствами отражает сам процесс эндотелиоза, обусловленный воздействием эндотоксинов, супероксидных радикалов, гомоцистеина, гистамина и других повреждающих факторов [24,28—31].

На сегодняшний данные о маркере NO противоречивы: в одних работах авторами выявлено уменьшение уровня NO и его метаболитов [31, 32], в других — не было различий в активности NO-синтетазы и продукции NO как при АГ, так и у нормотензивных беременных [29].

Согласно результатам отечественных исследований, прогностическим критерием развития ПЭ на фоне АГ является повышение уровней ДЭ и Noх в периферической крови, при этом содержание десквамированных эндотелиоцитов более 14 клеток/мл является признаком тяжести ПЭ (чувствительность — 77,8%, специфичность — 70,6%). Эти же авторы показали высокую чувствительность и специфичность (81,8 и 80,5%) дополнительного диагностического критерия сочетания ПЭ с АГ — показателя отношения исходного уровня оксигенации тканей к финальному [29].

В других работах по изучению маркеров эндотелиальной дисфункции в 21—37 недели беременности было показано повышение содержания тканевого активатора плазминогена (t-PA) сыворотки крови, характерное только для женщин с ПЭ на фоне АГ, так как при данном осложнении нарушается регуляция гемостатической и адгезионной функций эндотелия [33—37].

В настоящее время изучается связь негативных полиморфизмов генов генотипа женщины, контролирующих сосудистый тонус, а также медико-биологических детерминант фенотипа с развитием ПЭ у беременных с АГ [38—40]. Есть результаты изучения полиморфизма генов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) у беременных с АГ в сроке 20—36 недель, согласно которым прогностическим критерием развития ПЭ на фоне АГ является наличие аллелей 704С и 521Т гена ангиотензиногена, аллеля 1675А рецептора 2 типа к ангиотензину II и аллеля -344T гена альдостерон-синтазы [13]. По другим данным проведенных также во второй половине беременности исследований, выявлено, что у беременных с ПЭ на фоне АГ отмечена более высокая частота встречаемости аллеля D и генотипа DD гена ангиотензинпревращающего фермента, аллеля C гена рецептора ангиотензиногена II типа 1, аллеля Т и генотипа СT гена MTHFR, а также аллеля Т и генотипа TC гена NO-синтетазы, тогда как у беременных с ПЭ без предшествующей АГ имела место более высокая частота встречаемости М-аллеля и ММ-генотипа гена T174M ангиотензиногена [41].

Таким образом, при развитии ПЭ на фоне АГ с большей частотой выявлялись полиморфизмы генов РААС, фолатного цикла и эндотелиальной функции, которые могут вносить определенный вклад в фенотипическую реализацию осложнений беременности и ее неблагоприятных исходов.

Большое значение в развитии эндотелиоза играет гипергомоцистеинемия (ГГЦ). Гомоцистеин является промежуточным продуктом синтеза гомоцистеина и эндотелина-1, легко окисляется до компонентов гомоцистеиновой кислоты, свободных радикалов супероксидного аниона и перекиси водорода, ведущих к повреждению эндотелия сосудов. Согласно данным литературы, гомоцистеин в избыточных концентрациях приводит к угнетению натрий-калиевой аденозинтрифосфатазы в мембране гладкомышечных клеток сосудов, увеличивает внутриклеточную концентрацию натрия, приводит к электролитным нарушениям, что вызывает вазоконстрикцию и становится существенным элементом порочного круга, лежащего в основе патогенеза гестационных осложнений при АГ [42—47].

В современной литературе мало данных о роли ГГЦ в развитии акушерской патологии у беременных с АГ. В ряде работ было показано, что наиболее высокий уровень гомоцистеина наблюдался во II и III триместрах у беременных с развитием ПЭ на фоне АГ. Также были разработаны прогностические значения гомоцистеина в III триместре при АГ: для развития ПЭ — выше 5,8 мкмоль/л (чувствительность —100%, специфичность — 53,3%), для задержки роста плода — выше 6,5 мкмоль/л, для плацентарной недостаточности — выше 8,2 мкмоль/л [48—50].

На сегодняшний день не разработан тест с высокой чувствительностью и специфичностью, прогнозирующий риск развития ПЭ у беременных с АГ на ранних сроках беременности.

Современные методы прогнозирования плацентарной недостаточности у беременных с АГ

Согласно данным литературы, при АГ I стадии плацентарная недостаточность (ПН) и хроническая гипоксия плода (ХГП) развиваются в 28,57%, II стадии — в 34,78% случаев; задержка роста плода — в 14,29% и 17,39% случаев соответственно [51—53]. Проведены работы, в которых показано, что задержка роста плода во II триместре при АГ наблюдается в 24,6%, при ПЭ на фоне АГ — в 77,8%; в III триместре — в 12,5% и 32,4% соответственно [54]. Нарушение кровотока в маточных артериях во II—III триместрах при АГ развивается в 32,7% случаев, при ПЭ на фоне АГ — в 45,9% [55].

Состояние новорожденных у женщин с ПЭ на фоне АГ осложняется асфиксией умеренной степени в 66,7%, тяжелой степени — в 23,3% [54, 56, 57].

Прогрессирующая плацентарная недостаточность при ПЭ на фоне АГ приводит к мертворождению, при этом все случаи неблагоприятных исходов обусловлены ранней формой ПЭ [51—53,55]. По данным других авторов, мертворождение обусловлено ранней преэклампсией в 35%, поздней — в 6,5% случаев [56, 57].

В работах, проведенных отечественными учеными, показано, что для плацент женщин с АГ чаще характерна гипоплазия II степени, с ПЭ на фоне АГ — III степени; расстройство маточно-плацентарного кровообращения (геморрагические инфаркты, очаговый тромбоз межворсинчатого пространства) с локализацией в краевых отделах выявлено в последах пациенток с АГ, в центральных и парацентральных отделах – в плацентах с ПЭ на фоне АГ, что свидетельствует о более тяжелой степени нарушения маточно-плацентарно-плодового кровотока; в последах при ПЭ на фоне АГ обнаруживался крупноочаговый фибриноидный некроз, и в 2,5 раза чаще, чем при АГ, – базальный и париетальный децидуит вирусно-бактериальной этиологии. Частота развития ХПН (преимущественно субкомпенсированной формы) при АГ составляет 65,6%, при ПЭ на фоне АГ — 81,4—100% [54, 57, 58].

В современных исследованиях показана высокая ценность ангиогенных факторов в прогнозировании степени тяжести ПЭ, плацентарной недостаточности и задержки роста плода (ЗРП) у беременных с АГ I и II стадий в сроке 16—22 недель: при риске развития ПЭ умеренной степени и субкомпенсированной плацентарной недостаточности уровень сосудисто-эндотелиалиального фактора роста-1 (СЭФРР-1) возрастал в 2,6 раза, концентрация PIGF была снижена в 1,9 раза; при ПЭ тяжелой степени и декомпенсированной плацентарной недостаточности содержание данных показателей изменялось в 4 и 3,5 раза соответственно; уровень инсулиноподобного фактора роста-1 (ИФР-1) при формировании синдрома задержки развития плода I степени снижался на 26,57%, II степени — на 27,54%, III   степени — на 40,58% [36, 54, 59, 60].

В других работах обнаружено, что у беременных с высоким риском ПЭ и ЗРП снижение уровня PIGF сопровождалось повышением содержания sFlt-1 за 5 недель до клинических проявлений ПЭ, тогда как при отсутствии развития ПЭ уровень sFlt-1 не изменялся, а уменьшение концентрации PIGF было связано с риском развитием плацентарной недостаточности [61—63].

Есть данные, что при наличии плацентарной недостаточности изменение баланса ангиогенных факторов в сыворотке крови у беременных с АГ наблюдается только с 28—34 недели беременности [64—66].

В ряде работ маркерами формирования ЗРП при АГ считают генетические факторы, связанные с TC-генотипом гена эндотелиальной NO-синтетазы, TM-генотипом гена ангиотензиногена II, CT-генотипом гена метилентетрагидрофолатредуктазы [41]. Данные исследования продолжаются.

Прогнозирование преждевременных родов у беременных с АГ

По данным современной литературы, беременность осложняется преждевременными родами (ПР) при АГ в 33,3%, при ПЭ на фоне АГ — в 62,5% случаев. При этом АГ I и II степени в 4,6—28,6% случаев вызывает ранние и поздние ПР [67, 68]. Причиной ПР при АГ является активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы матери и/или плода, что ведет к повышению уровня кортикотропин-рилизинг-гормона и развитию родовой деятельности.

В литературе очень мало работ по прогнозированию ПР у беременных с АГ. Есть данные по изучению полиморфизма генов у беременных с АГ, где показана наибольшая ассоциация с преждевременными родами MM-генотипа гена ангиотензиногена II (ОШ = 8,21, 95% ДИ 2,38 — 28,3; p <0,001), CT-генотипа гена метилентетрагидрофолатредуктазы (ОШ = 5,25, 95% ДИ 1,86 — 14,85; p = 0,002), СС-генотипа гена рецептора ангиотензиногена II типа 1 (ОШ = 4,00, 95% ДИ 1,56 —10,3; p = 0,004), GA-генотипа мутации Лейдена (ОШ = 2,37, 95% ДИ 1,05 — 5,16; p = 0,04), GA-генотипа мутации в гене протромбина (ОШ = 2,6, 95% ДИ 1,14 — 5,94; p =0,02) [41].

Поскольку развитие ПР, также как ПЭ и ЗРП, ассоциировано с патологией плацентации, оценка плацентарных маркеров (РАРР-А, РР13 и др.) в прогнозировании ПР может быть затруднена [69, 70].

Прогностическая значимость состояния сосудистой стенки у беременных с АГ

         В современной литературе показано, что эндотелиальная дисфункция сопровождается повышением жесткости сосудистой стенки [71—76].

Одним из главных показателей состояния стенки сосудов при АГ является изменение суточного профиля АД. В Европейских рекомендациях по лечению артериальной гипертонии ESH/ESC 2018 года для изучения суточного ритма АД рекомендуется использовать суточный мониторинг артериального давления (СМАД). При анализе СМАД оценивают следующие параметры периферического давления: средние суточные, дневные и ночные значения систолического и диастолического АД (САД и ДАД), среднее гемодинамическое (СГД) и пульсовое давление, суточный индекс САД и ДАД, вариабельность, индекс времени САД и ДАД [77—79].

В работах по изучению влияния суточного профиля АД на течение беременности и состояние плода у пациенток с АГ установлено, что наибольшую прогностическую ценность имеют средненочные показатели АД и степень ночного снижения (СНС) АД [80—83]. Отмечено, что особенностью суточного профиля АД у беременных с АГ является преобладание типа суточной кривой с недостаточным ночным снижением АД — нон-диппер (0 <СНС АД < 10%), а также с ночным АД, превышающим дневные значения — найт-пикер (СНС АД < 0). По данным разных авторов, у беременных с АГ профиль нон-диппер наблюдается в 40—60%, найт-пикер — в 2—5%; при ПЭ на фоне АГ – в 60—75% и в 9—15% случаев соответственно [20, 49, 77, 84—87].

По другим данным, для беременных с АГ характерна систолодиастолическая АГ в утренние часы и при эмоциональных состояниях, а также оптимальная степень ночного снижения АД (10—20%) — тип диппер [88,89]. В то же время, у 20—30% нормотензивных женщин с физиологическим течением беременности выявляется профиль нон-диппер, что может затруднять диагностику АГ [90].

Одним из звеньев патогенеза развития АГ является нарушение баланса вазоконстрикторных и вазодилатирующих механизмов, обеспечивающих поддержание тонуса сосудов, степень изменения которого определяется снижением эластичности сосудистой стенки. В связи с этим в последнее десятилетие зарубежные и отечественные исследователи активно изучают процессы ремоделирования сосудов эластического типа и его клиническое значение. На сегодняшний день на примере больных с эссенциальной АГ доказано, что повышенная жесткость артериальной стенки ассоциируется с увеличением риска развития сердечно-сосудистой смертности и может быть повышена уже на ранней стадии развития АГ [71—73, 75, 78].

Жесткость (ригидность) стенки артерий оказывает влияние на способность крупных сосудов сглаживать пульсацию, вызванную сердечным выбросом, и превращать ударное давление в восходящей аорте в стабильный кровоток в периферических сосудах. Увеличение ригидности артериальной стенки при АГ способствует нарушению демпфирующей функции артерий, ускорению отраженной волны, повышению систолического и пульсового давления, снижению диастолического давления и риску ишемии миокарда [71—73].

В Европейских рекомендациях по лечению артериальной гипертонии ESH/ESC 2018 года основным показателем жесткости артерий является скорость каротидно-феморальной пульсовой волны (СПВ) и лодыжечно-плечевой индекс [75]. К альтернативным параметрам относятся сердечно-лодыжечный сосудистый индекс, индекс аугментации пульсовой волны, индекс ригидности артерий, амбулаторный индекс жесткости артерий, поток-индуцированная вазодилатация [71, 72, 76, 91].

Данных по изучению состояния эластичности артериальной стенки у беременных с АГ как в отечественной, так и в зарубежной литературе в настоящее время очень мало. Есть данные, согласно которым высокие значения СПВ и индекса аугментации в I триместре беременности повышают риск развития ПЭ у женщин с АГ по сравнению с нормотензивными беременными [12, 92, 93]. В исследованиях, проведенных во II—III триместрах беременности, было выявлено повышение СПВ и модулей упругости по артериям мышечного и эластического типа по сравнению с беременными, не страдающими АГ. При этом наиболее высокие отклонения были обнаружены у пациенток с АГ, осложненной ПЭ [9, 83, 94—96]. До настоящего времени вопрос о клинической и прогностической значимости состояния сосудистой стенки у беременных с АГ до конца не решен и требует дальнейшего изучения.

Заключение

          Артериальная гипертензия (АГ) – одна из наиболее частых соматических патологий в структуре заболеваемости у беременных, значительно повышает риск развития больших акушерских синдромов, материнской и перинатальной смертности. В связи с этим в последние годы внимание исследователей всего мира направлено на изучение рисков развития патологического течения беременности у женщин с АГ. Патогенез гестационных осложнений связан с патологией плацентации, дисфункцией эндотелия и до конца не изучен.

В современную систему прогнозирования гестационных осложнений у женщин с АГ входит оценка молекулярно-генетических факторов, маркеров внутрисосудистой воспалительной реакции, эндотелиальной дисфункции, состояния сосудистой стенки, проводимая во II—III триместре беременности. Для улучшения перинатальных исходов у женщин с АГ актуальным является поиск достоверных прогностических маркеров в I триместре беременности.

 

  1. Апресян С.В. Беременность и роды при экстрагенитальных заболеваниях. 2-е изд. Под ред. В.Е. Радзинского. М.: ГЭОТАР-Медиа, 2015. 146 с. [Apresjan S.V. Beremennost' i rody pri jekstragenital'nyh zabolevanijah. 2-e izd. Pod red. V.E. Radzinskogo. M.: GJeOTAR-Media, 2015. 146 s. (in Russian)]
  2. Rouse C. E., Eckert L. O., Wylie B. J., Lyell D. J., Jeyabalan A., Kochhar S., McElrath Th.F. and The Brighton Collaboration Preeclampsia Working Group. Hypertensive disorders of pregnancy: Case definitions & guidelines for data collection, analysis, and presentation of immunization safety data Vaccine. 2016; 34: 6069–6076.
  3. Стрюк Р.И., Брыткова Я.В., Бернс С.А., Баркова Е.Л., Иванова Е.Ю., Гомова Т.А. Артериальная гипертония как фактор риска осложненного течения беременности и неблагоприятных перинатальных исходов – анализ регистра беременных БЕРЕГ. Кардиологический вестник. 2018; 1: 16-22. [Strjuk R.I., Brytkova Ja.V., Berns S.A., Barkova E.L., Ivanova E.Ju., Gomova T.A. Arterial'naja gipertonija kak faktor riska oslozhnennogo techenija beremennosti i neblagoprijatnyh perinatal'nyh ishodov – analiz registra beremennyh BEREG. Kardiologicheskij vestnik. 2018; 1: 16-22. (in Russian)]
  4. Bazzano A. N., Green E., Madison A., Barton A., Gillispie V., Bazzano L. AL Assessment of the quality and content of national and international guidelines on hypertensive disorders of pregnancy using the AGREE II instrument. BMJ Open; 2016; 6.: e009189.
  5. Anthony J, Damasceno A, Ojjii D. Hypertensive disorders of pregnancy: what the physician needs to know. Cardiovasc J Afr. 2016; 27(2):104–110.
  6. Pia M. Villa, Pekka Marttinen, Jussi Gillberg, A. Inkeri Lokki, Kerttu Majander, Maija-Riitta OrdeÂn, Pekka Taipale, Anukatriina Pesonen, Katri RaÈikkoÈnen, Esa HaÈmaÈlaÈinen, Eero Kajantie, Hannele Laivuori Cluster analysis to estimate the risk of preeclampsia in the high-risk Prediction and Prevention of Preeclampsia and Intrauterine Growth Restriction (PREDO) study. PLoS One. 2017; 12(3): e0174399.
  7. T. Dennis, E. Chambers, K. Serang. Blood pressure assessment and first-line pharmacological agents in women with eclampsia. International Journal of Obstetric Anesthesia. 2015; 24:247-251.
  8. Бичан Н.А., Рублевская А.С., Власенко А.Е., Трофименко Н.А., Криулькина О.И. Роль факторов риска артериальной гипертонии у беременных. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2019; 8 (1): 15-22. [Bichan N.A., Rublevskaja A.S., Vlasenko A.E., Trofimenko N.A., Kriul'kina O.I. Rol' faktorov riska arterial'noj gipertonii u beremennyh. Kompleksnye problemy serdechno-sosudistyh zabolevanij. 2019; 8 (1): 15-22. (in Russian)]
  9. Рокотянская Е.А. Патогенетическое обоснование персонифицированной программы ведения беременных женщин при гипертензивных расстройствах: Автореф. дис. … докт. мед. наук. Иваново. 2019. 46 с. [Rokotjanskaja E.A. Patogeneticheskoe obosnovanie personificirovannoj programmy vedenija beremennyh zhenshhin pri gipertenzivnyh rasstrojstvah: Avtoref. dis. … dokt. med. nauk. Ivanovo. 2019. 46 s. (in Russian)]
  10. Varnier N, Brown МА, Reynolds M., et al. Indications for delivery in pre-eclampsia // Pregnancy Hypertens. 2018; 11.:12-17.
  11. Rhodes CA, Beevers DG, Churchill D. A randomized trial of ambulatory blood pressure monitoring versus clinical blood pressure measurement in the management of hypertension in pregnancy. A feasibility study. Pregnancy Hypertens.2018; 11.:142-144.
  12. Рябоконь Н.Р., Зазерская И.Е., Большакова О.О. Особенности жесткости сосудов при преэклампсии и после родов. Журнал акушерства и женских болезней. 2016; LXV (5): 49-55. [Rjabokon' N.R., Zazerskaja I.E., Bol'shakova O.O. Osobennosti zhestkosti sosudov pri prejeklampsii i posle rodov. Zhurnal akusherstva i zhenskih boleznej. 2016; LXV (5): 49-55. (in Russian)]
  13. Фетисова И. Н., Панова И. А., Малышкина А. И., Фетисов Н. С., Ратникова С. Ю., Рокотянская Е. А. Полиморфизм генов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы у женщин с гипертензивными расстройствами при беременности генеза. Таврический медико-биологический вестник. 2017; 20; 2; 2.: 160-165. [Fetisova I. N., Panova I. A., Malyshkina A. I., Fetisov N. S., Ratnikova S. Ju., Rokotjanskaja E. A. Polimorfizm genov renin-angiotenzin-al'dosteronovoj sistemy u zhenshhin s gipertenzivnymi rasstrojstvami pri beremennosti geneza. Tavricheskij mediko-biologicheskij vestnik. 2017; 20; 2; 2:160-165. (in Russian)]
  14. Чулков В.С. Динамика изменения уровней гомоцистеина крови и его прогностическая значимость при различных формах артериальной гипертензии у беременных. Современные проблемы науки и образования. 2015; 3: 126-131. [Chulkov V.S. Dinamika izmenenija urovnej gomocisteina krovi i ego prognosticheskaja znachimost' pri razlichnyh formah arterial'noj gipertenzii u beremennyh. Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. 2015; 3: 126-131. (in Russian)]
  15. Lakhno I. Autonomic imbalance captures maternal and fetal circulatory response to preeclampsia. Clinical Hypertension. 2017; 23(1):5.
  16. Andreas M, Kuessel, Kastl SP, Wirth S, Gruber K, Rhomberg F, et al. Bioimpedance cardiography in pregnancy: a longitudinal cohort study on hemodynamic pattern and outcome. BMC Pregnancy Childbirth. 2016;16(1):128
  17. Gathiram P, Moodley J. Pre-eclampsia: its pathogenesis and pathophysiolgy. Cardiovasc J Afr. 2016;27(2):71–8.
  18. Панова И.А., Малышкина А.И., Хлипунова Д.А., Рокотянская Е.А., Сытова Л.А., Кудряшова А.В. Иммунологические критерии дифференциальной диагностики гипертензии беременных. Современные технологии в медицине. 2015; 7; 3.: 103-108. [Panova I.A., Malyshkina A.I., Hlipunova D.A., Rokotjanskaja E.A., Sytova L.A., Kudrjashova A.V. Immunologicheskie kriterii differencial'noj diagnostiki gipertenzii beremennyh.   Sovremennye tehnologii v medicine. 2015; 7; 3.: 103-108. (in Russian)].
  19. Шадрина А.С., Плиева Я.З., Кушлинский Д.Н., Морозов А.А., Филипенко М.Л., Чанг В.Л., Кушлинский Н.Е. Классификация, регуляция активности, генетический полиморфизм матриксных металлопротеиназ в норме и при патологии. Альманах клинической медицины. 2017; 45(4): 266-279. [Shadrina A.S., Plieva Ja.Z., Kushlinskij D.N., Morozov A.A., Filipenko M.L., Chang V.L., Kushlinskij N.E. Klassifikacija, reguljacija aktivnosti, geneticheskij polimorfizm matriksnyh metalloproteinaz v norme i pri patologii. Al'manah klinicheskoj mediciny. 2017; 45(4): 266-279.  (in Russian)]
  20. Аксенова А.С., Козиолова Н.А., Падруль М.М. Предикторы развития преэклампсии у беременных с гипертензивным синдромом. Артериальная гипертензия. 2016; 22 (4): 349-363. Aksenova A.S., Koziolova N.A., Padrul' M.M. Prediktory razvitija prejeklampsii u beremennyh s gipertenzivnym sindromom. Arterial'naja gipertenzija. 2016; 22 (4): 349-363. (in Russian)]
  21. Gallo DM, Wright D, Casanova C, Campanero M, Nicolaides KH. Competing risks model in screening for preeclampsia by maternal factors and biomarkers at 19—24 weeks’ gestation. Am J Obstet Gynecol. 2015; Nov 25.
  22. Мирошина Е.Д., Тютюнник Н.В., Храмченко Н.В., Харченко Д.К., Кан Н.Е. Диагностика преэклампсии на современном этапе (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2017; 1: 96-102. [Miroshina E.D., Tjutjunnik N.V., Hramchenko N.V., Harchenko D.K., Kan N.E. Diagnostika prejeklampsii na sovremennom jetape (obzor literatury). Problemy reprodukcii. 2017; 1: 96-102. (in Russian)]
  23. Wang Y, Gu Y, Loyd S, Jia X, Groome LJ. Increased urinary levels of podocyte glycoproteins, matrix metallopeptidases, inflammatory cytokines, and kidney injury biomarkers in women with preeclampsia. Am J Physiol Renal Physiol. 2015; 309 (12): F1009–17.
  24. Prochazka M., Procházková J., Lubušký M., Pilka R., Úlehlová J., Michalec I., Polák P., Kacerovský M., Slavik L. Markers of endothelial activation in preeclampsia. Clin Lab. 2015; 61(1–2):39–46.
  25. Li X.L., G uo P.L., Xue Y. et al. An analysis of the differences between early and late preeclampsia with severe hypertension. Pregnancy Hypertension. 2016; 6: 47–52.
  26. Saleh L; Verdonk K; Jan Danser AH; Steegers EA; Russcher H; van den Meiracker AH; Visser W. The sFlt-1/PlGF ratio associates with prolongation and adverse outcome of pregnancy in women with (suspected) preeclampsia: analysis of a high-risk cohort. European Journal of Obstetrics, Gynecology, And Reproductive Biology [Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol]. 2016 Apr.; 199: 121-126.
  27. Панова И.А., Малышкина А.И., Кудряшова А.В., Хлипунова Д.А., Рокотянская Е.А., Сытова Л.А. Синтез матриксных металлопротеиназ и их ингибиторов периферическими фагоцитами у беременных с гипертензивными расстройствами. Журнал акушерства и женских болезней; LXIV; 3/2015: 26-32. [Panova I.A., Malyshkina A.I., Kudrjashova A.V., Hlipunova D.A., Rokotjanskaja E.A., Sytova L.A. Sintez matriksnyh metalloproteinaz i ih ingibitorov perifericheskimi fagocitami u beremennyh s gipertenzivnymi rasstrojstvami. Zhurnal akusherstva i zhenskih boleznej; LXIV; 3/2015: 26-32. (in Russian)]
  28. Smolensky MH, Ayala DE, Hermida RC. Ambulatory Blood Pressure Monitoring (ABPM) as THE reference standard to confirm diagnosis of hypertension in adults: Recommendation of the 2015 U. S. Preventive Services Task Force (USPSTF). Chronobiol Int. 2015; 32(9): 1320–1322.
  29. Рокотянская Е.А., Малышкина А.И., Назаров С.В., Смирнова Е.В., Сытова Л.А., Панова И.А. Показатели эндотелиальной дисфункции как критерии дифференциальной диагностики гипертензивных расстройств у беременных. Современные технологии в медицине. 2016; 8; 3: 75-81. [Rokotjanskaja E.A., Malyshkina A.I., Nazarov S.V., Smirnova E.V., Sytova L.A., Panova I.A. Pokazateli jendotelial'noj disfunkcii kak kriterii differencial'noj diagnostiki gipertenzivnyh rasstrojstv u beremennyh. Sovremennye tehnologii v medicine. 2016; 8; 3: 75-81(in Russian)]
  30. Predoi CG, Grigoriu C, Vladescu R, Mihart AE. Placental damages in preeclampsia - from ultrasound images to histopathological findings. J Med Life. 2015; 8: 62-65.
  31. Погорелова Т.Н., Гунько В.О., Линде В.А Роль процессов деструкции и окислительной модификации белков в развитии преэклампсии. Российский вестник акушера-гинеколога. 2015; 2:10-13. [Pogorelova T.N., Gun'ko V.O., Linde V.A Rol' processov destrukcii i okislitel'noj modifikacii belkov v razvitii prejeklampsii. Rossijskij vestnik akushera-ginekologa. 2015; 2:10-13(in Russian)]
  32. Скрипниченко Ю.П., Пятаева С.В, Володина М.А., Цвиркун Д.В., Баранов И.И., Высоких М.Ю., Кузьмич И.Н. Особенности течения окислительно-восстановительных реакций в крови у женщин с физиологически протекающей и осложненной беременностью. Акушерство и гинекология. 2017; 8: 60-6. [Skripnichenko Ju.P., Pjataeva S.V, Volodina M.A., Cvirkun D.V., Baranov I.I., Vysokih M.Ju., Kuz'mich I.N. Osobennosti techenija okislitel'no-vosstanovitel'nyh reakcij v krovi u zhenshhin s fiziologicheski protekajushhej i oslozhnennoj beremennost'ju. Akusherstvo i ginekologija. 2017; 8: 60-6 (in Russian]
  33. Sabrià E; Lequerica-Fernández P; Ganuza PL; Ángeles EE; Escudero AI; Martínez-Morillo E; Alvárez FV. Use of the sFlt-1/PlGF ratio to rule out preeclampsia requiring delivery in women with suspected disease. Is the evidence reproducible? Clinical Chemistry and Laboratory Medicine [Clin Chem Lab Med]. 2018; 56 (2): 303-311.
  34. Herraiz I; Llurba E; Verlohren S; Galindo A; Spanish Group for the Study of Angiogenic Markers in Preeclampsia. Update on the Diagnosis and Prognosis of Preeclampsia with the Aid of the sFlt-1/ PlGF Ratio in Singleton Pregnancies. Fetal Diagnosis And Therapy [Fetal Diagn Ther]. 2018; 43 (2): 81-89.
  35. Tardif C; Dumontet E; Caillon H; Misbert E; Dochez V; Masson D; Winer N. Angiogenic factors sFlt-1 and PlGF in preeclampsia: Prediction of risk and prognosis in a high-risk obstetric population. Journal Of Gynecology Obstetrics And Human Reproduction [J Gynecol Obstet Hum Reprod]. 2018; 47 (1): 17-21.
  36. Saleh L; Vergouwe Y; van den Meiracker AH; Verdonk K; Russcher H; Bremer HA; Versendaal HJ; Steegers EAP; Danser AHJ; Visser W. Angiogenic Markers Predict Pregnancy Complications and Prolongation in Preeclampsia: Continuous Versus Cutoff Values. Hypertension. 2017 Nov.; 70 (5): 1025-1033.
  37. Weel IC, Baergen RN, Romão-Veiga M, Borges VT, Ribeiro VR, Witkin SS, Bannwart-Castro C, Peraçoli JC, De Oliveira L, Peraçoli MT. Association between Placental Lesions, Cytokines and Angiogenic Factors in Pregnant Women with Preeclampsia. PLoS One. 2016 Jun 17; 11(6): е0157584.
  38. Мугадова З.В., Торчинов А.М., Акуленко Л.В., Цахилова С.Г., Кузнецов В.М., Сарахова Д.Х. Вероятная роль полиморфизма генов прооксидантов и антиоксидантов в развитии преэклампсии. Проблемы репродукции. 2017; 2: 88-91. [Мугадова З.В., Торчинов А.М., Акуленко Л.В., Цахилова С.Г., Кузнецов В.М., Сарахова Д.Х. Вероятная роль полиморфизма генов прооксидантов и антиоксидантов в развитии преэклампсии. Проблемы репродукции. 2017; 2: 88-91(in Russian)]
  39. Фадеева Н.И., Белинина А.А., Ремнева О.В., Игитова М.Б. Носительство   тромбогенных   ДНК-   полиморфизмов   в семьях при осложнении беременности тяжелой преэклампсией. Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Медицинские науки. 2017; 3: 68-74. [Fadeeva,   I., Belinina A.A., Remneva O.V., Igitova M.B.  Nositel'stvo   trombogennyh   DNK-   polimorfizmov   v sem'jah pri oslozhnenii beremennosti tjazheloj prejeklampsiej. Izvestija vysshih uchebnyh zavedenij. Povolzhskij region. Medicinskie nauki. 2017; 3: 68-74(in Russian)]
  40. Хлестова Г.В., Романов А.Ю., Низяева Н.В., Карапетян А.О., Баев О.Р., Иванец Т.Ю. Динамика ренина, ангиотензина II и ангиотензина (1-7) при беременности и предрасположенность к гипертензивным осложнениям. Бюллетень экспериментальной биологии и медицины. 2018; 165; 4: 425–427. [Hlestova G.V., Romanov A.Ju., Nizjaeva N.V., Karapetjan A.O., Baev O.R., Ivanec T.Ju. Dinamika renina, angiotenzina II i angiotenzina (1-7) pri beremennosti i predraspolozhennost' k gipertenzivnym oslozhnenijam. Bjulleten' jeksperimental'noj biologii i mediciny. 2018; 165; 4: 425–427(in Russian)]
  41. Чулков В.С. Прогнозирование и профилактика осложнений при различных формах артериальной гипертензии у беременных: Автореф. дис. … докт. мед. наук. Екатеринбург. 2016. 47 с. [Chulkov V.S. Prognozirovanie i profilaktika oslozhnenij pri razlichnyh formah arterial'noj gipertenzii u beremennyh: Avtoref. dis. … dokt. med. nauk. 2016. 47 s. (in Russian)]
  42. Наволоцкая В. К., Ляшко Е. С., Шифман Е. М., Конышева О. В., Куликов А. В., Арустамян Р. Р., Пылаева Н. Ю. Возможности прогнозирования осложнений преэклампсии (обзор литературы). Проблемы репродукции. 2019;25(1):87-96. [Navolockaja V. K., Ljashko E. S., Shifman E. M., Konysheva O. V., Kulikov A. V., Arustamjan R. R., Pylaeva N. Ju. Vozmozhnosti prognozirovanija oslozhnenij prejeklampsii (obzor literatury). Problemy reprodukcii. 2019;25(1):87-96 (in Russian)]
  43. Gupta AK. Hypertensive disorders in pregnancy and the risk of cardiovascular disease: a need for postpartum strategies for the primary prevention. Journal of American Heart Association. 2018; 7: e009648.
  44. Duhig K, Vandermolen B, Shennan A. Recent advances in the diagnosis and management of pre-eclampsia. F1000 Faculty Reviews. 2018; 2: 242.
  45. Ukah UV, De Silva DA, Payne B, Magee LA, Hutcheon JA, Brown H, Ansermino JM, Lee T, von Dadelszen P. Prediction of adverse maternal outcomes from pre-eclampsia and other hypertensive disorders of pregnancy: A systematic review. Pregnancy Hypertension. 2018; 11: 115-123.
  46. Yildirim ZK, Sumnu A, Bademler N, Kilic E, Sumnu G, Karadag S, Gursu M, Ozel A, Batmaz G, Ates S, Dane B, Ozturk S. Soluble TNF-like weak inducer of apoptosis as a new marker in preeclampsia: a pilot clinical study. Disease Markers. 2016; 2016:
  47. Sun F, Qian W, ZhangCh, Fan J-X, Huang H-F. Correlation of maternal serum homocysteine in the first trimester with the development of gestational hypertension and preeclampsia. Medical Science 2017; 23: 5396-5401.
  48. Shcherbitskaya AD, Milyutina YuP, Zaloznyaya IV, et al. The Effects of Prenatal Hyperhomocysteinemia on the Formation of Memory and the Contents of Biogenic Amines in the Rat Hippocampus. Neurochemical Journal. 2017;11(4):296-301.
  49. Чулков В.С. Динамика изменения уровней гомоцистеина крови и его прогностическая значимость при различных формах артериальной гипертензии у беременных. Современные проблемы науки и образования. 2015; 3: 126-131. [Chulkov V.S. Dinamika izmenenija urovnej gomocisteina krovi i ego prognosticheskaja znachimost' pri razlichnyh formah arterial'noj gipertenzii u beremennyh. Sovremennye problemy nauki i obrazovanija. 2015; 3: 126-131(in Russian)]
  50. Wang X. C., Sun W. T., Yu C. M., Pun S. H., Underwood M. J., He G. W., Yang Q. ER stress mediates homocysteine-induced endothelial dysfunction: Modulation of IKCa and SKCa channels. Atherosclerosis. 2015; 242: 191–198.
  51. Чистякова Г.Н., Ремизова И.И., Бычкова С.В., Занина Е.В., Шабалдин А.В. Влияние хронической артериальной гипертензии на клиническую и метаболическую адаптацию новорожденных. Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2017; 6 (4): 50-59. [Chistjakova G.N., Remizova I.I., Bychkova S.V., Zanina E.V., Shabaldin A.V. Vlijanie hronicheskoj arterial'noj gipertenzii na klinicheskuju i metabolicheskuju adaptaciju novorozhdennyh. Kompleksnye problemy serdechno-sosudistyh zabolevanij. 2017; 6 (4): 50-59(in Russian)]
  52. Туманова У.Н., Щеголев А.И. Артериальная гипертензия у беременных как фактор риска мертворождения (обзор литературы). Международный журнал прикладных и фундаментальных исследований. 2017; 8: 78-82.[ Tumanova U.N., Shhegolev A.I. Arterial'naja gipertenzija u beremennyh kak faktor riska mertvorozhdenija (obzor literatury). Mezhdunarodnyj zhurnal prikladnyh i fundamental'nyh issledovanij. 2017; 8: 78-82 (in Russian]
  53. Тезиков Ю.В. Современные методы диагностики, профилактики и лечения плацентарной недостаточности. Ремедиум Приволжье. 2015; 3 (133): 20-25. [ezikov Ju.V. Sovremennye metody diagnostiki, profilaktiki i lechenija placentarnoj nedostatochnosti. Remedium Privolzh'e. 2015; 3 (133): 20-25. (in Russian)]
  54. Богданова Р.Ф., Ширяева Г.П. Современные аспекты влияния гипертонической болезни беременных на состояние здоровья плода и новорожденного. Медицинский вестник Башкортостана. 2015; 10; 1: 103-107. [Bogdanova R.F., Shirjaeva G.P. Sovremennye aspekty vlijanija gipertonicheskoj bolezni beremennyh na sostojanie zdorov'ja ploda i novorozhdennogo. Medicinskij vestnik Bashkortostana. 2015; 10; 1: 103-107(in Russian)]
  55. Panaitescu AM, Baschat AA, Akolekar R, Syngelaki A, Nicolaides KH. Association of chronic hypertension with birth of smallfor-gestational-age neonate. Ultrasound in Obstetrics and Gynecology. 2017;50(3):361-366.
  56. Барановская Е.И., Лосицкая О.А., Софонова А.С. Особенности фетоплацентарного комплекса у женщин с артериальной гипертензией. Здравоохранение. 2016; 2: 26-30. [Baranovskaja E.I., Losickaja O.A., Sofonova A.S. Osobennosti fetoplacentarnogo kompleksa u zhenshhin s arterial'noj gipertenziej. Zdravoohranenie. 2016; 2: 26-30. (in Russian)]
  57. Молодёжь XXI века: шаг в будущее: материалы XVIII региональной научно-практической конференции (18 мая 2017года). Благовещенск: Изд-во БГПУ. 2017; 1335 с.[ Molodjozh' XXI veka: shag v budushhee: materialy XVIII regional'noj nauchno-prakticheskoj konferencii (18 maja 2017goda). Blagoveshhensk: Izd-vo  BGPU. 2017; 1335 s. (in Russian)]
  58. Погорелова Т.Н., Крукиер И.И., Гунько В.О., Никашина А.А., Палиева Н.В. Роль нарушения белково-липидного состава плазматических мембран плаценты и модификации мембранотранспортных процессов в развитии осложненной беременности. Проблемы репродукции. 2017; 5: 42-47. [Pogorelova T.N., Krukier I.I., Gun'ko V.O., Nikashina A.A., Palieva N.V. Rol' narushenija belkovo-lipidnogo sostava plazmaticheskih membran placenty i modifikacii membranotransportnyh processov v razvitii oslozhnennoj beremennosti. Problemy reprodukcii. 2017; 5: 42-47(in Russian)]
  59. Pia M. Villa, Pekka Marttinen, Jussi Gillberg, A. Inkeri Lokki, Kerttu Majander, Maija-Riitta OrdeÂn, Pekka Taipale, Anukatriina Pesonen, Katri RaÈikkoÈnen, Esa HaÈmaÈlaÈinen, Eero Kajantie, Hannele Laivuori Cluster analysis to estimate the risk of preeclampsia in the high-risk Prediction and Prevention of Preeclampsia and Intrauterine Growth Restriction (PREDO) study. PLoS One. 2017; 12(3): e0174399.
  60. Doğan K, Guraslan H, Çankaya A, Dağdeviren H, Ekin M. Ischemia-Modified Albumin (IMA): A Novel Marker for Preeclampsia Independent of Uterine Artery Notching Identified by Doppler Ultrasound. Hypertens Pregnancy. 2015 Nov; 34(4): 516-524.
  61. Arakaki T, Hasegawa J, Nakamura M, Hamada S, Muramoto M, Takita H. Prediction of early- and late-onset pregnancy-induced hypertension using placental volume on three-dimensional ultrasound and uterine artery Doppler. Ultrasound Obstet Gynecol. 2015 May; 45(5): 539-543.
  62. Guedes-Martins L, Saraiva J, Felgueiras Ó, Carvalho M, Cerdeira A, Macedo F. Uterine artery impedance during puerperium in normotensive and chronic hypertensive pregnant women. Arch Gynecol Obstet. 2015 Jun; 291(6): 1237-1246.
  63. Osmanski BF, Lecarpentier E, Montaldo G, Tsatsaris V, ChavattePalmer P, Tanter M. Discriminative imaging of maternal and fetal blood flow within the placenta using ultrafast ultrasound. Sci Rep. 2015 Sep; 16(5): 13394.
  64. Яковлева Н.Ю., Васильева Е.Ю., Шелепова Е.С., Рябоконь Н.Р., Хазова Е.Л., Буравлева К.Р., Кузнецова Л.В., Зазерская И.Е. Изучение динамики концентраций факторов ангиогенеза на протяжении физиологической беременности. Акушерство и гинекология. 2016; 8: 49-53. [Jakovleva N.Ju., Vasil'eva E.Ju., Shelepova E.S., Rjabokon' N.R., Hazova E.L., Buravleva K.R., Kuznecova L.V., Zazerskaja I.E. Izuchenie dinamiki koncentracij faktorov angiogeneza na protjazhenii fiziologicheskoj beremennosti. Akusherstvo i ginekologija. 2016; 8: 49-53. (in Russian)]
  65. Orabona R, Donzelli CM, Falchetti M, Santoro A, Valcamonico A, Frusca T. Placental histological patterns and uterine artery Doppler velocimetry in pregnancies complicated by early and late preeclampsia. Ultrasound Obstet Gynecol. 2016 May; 47(5): 580-585.
  66. Gupta M, Feinbergb BB, Burwicka RM.Thrombotic microangiopathies of pregnancy: Differential diagnosis. Pregnancy Hypertension. 2018;12:29-34.
  67. Гондаренко А.С., Галина Т.В., Смирнова Т.В., Кузнецова О.А., Маркарян Н.М., Обуканг А. Шкала риска сверхранних преждевременных родов. Доктор. Ру. 2016; 7 (124): 53-56. [Gondarenko A.S., Galina T.V., Smirnova T.V., Kuznecova O.A., Markarjan N.M., Obukang A. Shkala riska sverhrannih prezhdevremennyh rodov. Doktor. Ru. 2016; 7 (124): 53-56. (in Russian)]
  68. Щербаков В.И., Поздняков И.М., Еремеева Л.И., Ширинская А.В., Волков М.В. Изучение некоторых показателей неспецифической резистентности перед спонтанными срочными родами или при угрозе преждевременных родов. Медицина и образование в Сибири. 2014; 6: 1-5. [Shherbakov V.I., Pozdnjakov I.M., Eremeeva L.I., Shirinskaja A.V., Volkov M.V. Izuchenie nekotoryh  pokazatelej nespecificheskoj rezistentnosti pered spontannymi srochnymi rodami ili pri ugroze prezhdevremennyh rodov. Medicina i obrazovanie v Sibiri. 2014; 6: 1-5. (in Russian)]
  69. Moran MC, Mulcahy C, Zombori G, Ryan J, Downey P, McAuliffe FM. Placental volume, vasculature and calcification in pregnancies complicated by pre-eclampsia and intrauterine growth restriction. Eur J Obstet Gynecol Reprod Biol.2015 Dec; 195: 12-17.
  70. Yliniemi A, Makikallio K, Korpimaki T, Kouru H, Marttala J, Ryynanen M. Combination of PAPP-A, fhCGβ, AFP, PlGF, sTNFR1, and Maternal Characteristics in Prediction of Early-onset Preeclampsia. Clin Med Insights Reprod Health. 2015 Jun 11; 9: 13- 20.
  71. Остроумова О.Д., Кочетков А.И., Копченов И.И. и др. Жесткость сосудистой стенки у пациентов с артериальной гипертонией. Cистемные гипертензии. 2015; 12(2): 43-48. [Ostroumova O.D., Kochetkov A.I., Kopchenov I.I. i dr. Zhestkost' sosudistoj stenki u pacientov s arterial'noj gipertoniej. Cistemnye gipertenzii. 2015; 12(2): 43-48. (in Russian)]
  72. Кириченко Л. Л., Гацура С. В., Голосова А. Н., Дворянчикова Ж. Ю., Ульянова Е. А., Чуприкова К. М. Жесткость сосудистой стенки при артериальной гипертонии и возможности ее регуляции. Кардиоваскулярная терапия и профилактика. 2016; 15(6): 83-88. [Kirichenko L. L., Gacura S. V., Golosova A. N., Dvorjanchikova Zh. Ju., Ul'janova E. A., Chuprikova K. M. Zhestkost' sosudistoj stenki pri arterial'noj gipertonii i vozmozhnosti ee reguljacii. Kardiovaskuljarnaja terapija i profilaktika. 2016; 15(6): 83-88(in Russian)]
  73. Данилогорская Ю.А., Железных Е.А., Привалова Е.В., Беленков Ю.Н., Щендрыгина А.А., Павлов Н.А. Поражение органов-мишеней у пациентов с гипертонической болезнью, возможности коррекции. Проблемы женского здоровья. 2016; 2(11): 5-12. [Danilogorskaja Ju.A., Zheleznyh E.A., Privalova E.V., Belenkov Ju.N., Shhendrygina A.A., Pavlov N.A. Porazhenie organov-mishenej u pacientov s gipertonicheskoj bolezn'ju, vozmozhnosti korrekcii. Problemy zhenskogo zdorov'ja. 2016; 2(11): 5-12. (in Russian)]
  74. Gottwald-Hostalek U., Sun N., Barho C., Hildemann S. Management of Hypertension With a Fixed-Dose (Single-Pill) Combination of Bisoprolol and Amlodipine. Clin Pharmacol Drug Dev. 2017; 6 (1): 9-18.
  75. Bryan Williams (ESC Chairperson) (UK), Giuseppe Mancia (ESH Chairperson) (Italy), Wilko Spiering (The Netherlands), Enrico Agabiti Rosei (Italy), Michel Azizi (France), Michel Burnier (Switzerland) et al. 2018 ESC/ESH Guidelines for themanagement of arterial hypertension. The Task Force for the management of arterial hypertension of the European Society of Cardiology (ESC) and the European Society of Hypertension (ESH). Journal of Hypertension. December 2018; 36 (12): 2284–2309.
  76. Townsend RR, Wilkinson IB, Schiffrin EL, Chirinoset JA, Cockcroft JR, Heffernan KS et al. Recommendations for Improving and Standardizing Vascular Research on Arterial Stiffness: A Scientific Statement From the American Heart Association. 2015; 63(3): 698–722.
  77. Cífková R. Should 24-hour ambulatory blood pressure monitoring become part of regular checkup in women with previous preeclampsia? 2018; 71: 59-60.
  78. Townsend RR, Wilkinson IB, Schiffrin EL, Chirinoset JA, Cockcroft JR, Heffernan KS et al. Recommendations for Improving and Standardizing Vascular Research on Arterial Stiffness: A Scientific Statement From the American Heart Association. 2015; 63(3): 698–722.
  79. Стрюк Р. И., Бунин Ю. А., Гурьева В. М., Иртюга О. Б., Коков Л. С, Коломацкая О. Е. и др. Диагностика и лечение сердечно-сосудистых заболеваний при беременности 2018. Национальные рекомендации. Российский кардиологический журнал. 2018; 3 (155): 91-134. [Strjuk R. I., Bunin Ju. A., Gur'eva V. M., Irtjuga O. B., Kokov L. S, Kolomackaja O. E. i dr. Diagnostika i lechenie serdechno-sosudistyh zabolevanij pri beremennosti 2018. Nacional'nye rekomendacii. Rossijskij kardiologicheskij zhurnal. 2018; 3 (155): 91-134. (in Russian)]
  80. Magee LA, Von Dadelszen P, Stones W, MathaiM. The FIGO Textbook of Pregnancy Hypertension: An Evidence-based Guide to Monitoring, Prevention and Management. Front Cover. London: Global Library of Women’s Medicine; 2016.
  81. Anthony J, Damasceno A, Ojjii D. Hypertensive disorders of pregnancy: what the physician needs to know. Cardiovasc J Afr. 2016; 27(2): 104–110.
  82. Varnier N, Brown МА, Reynolds M. et al. Indications for delivery in pre-eclampsia. Pregnancy Hypertens. 2018; 11: Р.12-17.
  83. Rhodes CA, Beevers DG, Churchill D. A randomized trial of ambulatory blood pressure monitoring versus clinical blood pressure measurement in the management of hypertension in pregnancy. A feasibility study. Pregnancy Hypertens. 2018; 11: 142-144.
  84. Гуменюк Е.Г., Ревзоева Ю.А., Ившин А.А. Взаимосвязь особенностей кровообращения фетоплацентарного комплекса и суточного профиля артериального давления у беременных с гипертензивными нарушениями. Журнал научных статей «Здоровье и образование в XXI веке». 2018; 20 (3): 51-56. [Gumenjuk E.G., Revzoeva Ju.A., Ivshin A.A. Vzaimosvjaz' osobennostej krovoobrashhenija fetoplacentarnogo kompleksa i sutochnogo profilja arterial'nogo davlenija u beremennyh s gipertenzivnymi narushenijami. Zhurnal nauchnyh statej «Zdorov'e i obrazovanie v XXI veke». 2018; 20 (3): 51-56. (in Russian)]
  85. Дорогова И.В., Усанов В.Д., Бартош Л.Ф., Панина Е.С., Бочарников Д.Ю. Особенности параметров периферического, центрального аортального давления и показателей ригидности сосудов у беременных с гипертензивными состояниями. Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2016; 15: 2 (58): 51-59. [Dorogova I.V., Usanov V.D., Bartosh L.F., Panina E.S., Bocharnikov D.Ju. Osobennosti parametrov perifericheskogo, central'nogo aortal'nogo davlenija i pokazatelej rigidnosti sosudov u beremennyh s gipertenzivnymi sostojanijami. Regionarnoe krovoobrashhenie i mikrocirkuljacija. 2016; 15: 2 (58): 51-59. (in Russian)]
  86. Брыткова Я.В., Стрюк Р.И. Особенности течения беременности у женщин с артериальной гипертонией. Кардиология. 2017; 1: 65–70. [Brytkova Ja.V., Strjuk R.I. Osobennosti techenija beremennosti u zhenshhin s arterial'noj gipertoniej. Kardiologija. 2017; 1: 65–70. (in Russian)]
  87. Anthony J, Damasceno A, Ojjii D. Hypertensive disorders of pregnancy: what the physician needs to know. Cardiovasc J Afr. 2016; 27(2): 104–110.
  88. Sufrin S, Nessa A, Islam MT, Khatun AA, Husain MF, Khatun N et al. Blood Pressure in Third Trimester of Pregnancy. Mymensingh Med J. 2016; 25(1): 18–22.
  89. Kintiraki E., Papakatsika S., Kotronis G. et al. Pregnancyinduced hypertension. Hormones. 2015; 14(2): 211-223.
  90. Phipps E, Prasanna D, Brima W, Jim B. Preeclampsia: Updates in Pathogenesis, Definitions, and Guidelines. Clin J Am Soc Nephrol. 2016; 11(6): 1102–1113.
  91. Posokhov IN. Isolated systolic hypertension in youth: case report. Arterial Hypertension. 2015; 21(5): 531-534.
  92. Рябоконь Н.Р. Значение показателей центральной и периферической гемодинамики при беременности и после родов: Автореф. дис. … канд. мед. наук. С.-Петербург; 2019.21 с. [Rjabokon' N.R. Znachenie pokazatelej central'noj i perifericheskoj gemodinamiki pri beremennosti i posle rodov: Avtoref. dis. … kand. med. nauk. S.-Peterburg; 2019.21 s. (in Russian)]
  93. Nagar T., Sharma D., Choudhary M., Khoiwal S., Nagar RP, Pandita A. The role of uterine and umbilical arterial doppler in high-risk pregnancy: a prospective observational study from India. Clinical Medicine Insights: Reproductive Health. 2015; 9: 1–5.
  94. Панова И.А., Рокотянская Е.А., Малышкина А.И., Тихомирова О.В., Сытова Л.А. Характеристика эластических свойств сосудов при артериальной гипертензии различного генеза у беременных женщин. Журнал научных статей «Здоровье и образование в XXI веке». 2016; 18 (2): 1-3. [Panova I.A., Rokotjanskaja E.A., Malyshkina A.I., Tihomirova O.V., Sytova L.A. Harakteristika jelasticheskih svojstv sosudov pri arterial'noj gipertenzii razlichnogo geneza u beremennyh zhenshhin. Zhurnal nauchnyh statej «Zdorov'e i obrazovanie v XXI veke». 2016; 18 (2): 1-3. (in Russian)]
  95. Панова И.А., Рокотянская Е.А., Малышкина А.И., Тихомирова О.В. Особенности эластических свойств артерий и вариабельности ритма сердца у беременных женщин с различными формами гипертензивных расстройств на фоне антигипертензивной терапии. Медицинский альманах. 2018; 6(57): 65-71. [Panova I.A., Rokotjanskaja E.A., Malyshkina A.I., Tihomirova O.V.  Osobennosti jelasticheskih svojstv arterij i variabel'nosti ritma serdca u beremennyh zhenshhin s razlichnymi formami gipertenzivnyh rasstrojstv na fone antigipertenzivnoj terapii. Medicinskij al'manah. 2018; 6(57): 65-71. (in Russian)]
  96. Дорогова И.В., Усанов В.Д., Бартош Л.Ф., Панина Е.С., Бочарников Д.Ю. Особенности параметров периферического, центрального аортального давления и показателей ригидности сосудов у беременных с гипертензивными состояниями // Регионарное кровообращение и микроциркуляция. 2016; 15(2) (58): 51-59. [Dorogova I.V., Usanov V.D., Bartosh L.F., Panina E.S., Bocharnikov D.Ju. Osobennosti parametrov perifericheskogo, central'nogo aortal'nogo davlenija i pokazatelej rigidnosti sosudov u beremennyh s gipertenzivnymi sostojanijami // Regionarnoe krovoobrashhenie i mikrocirkuljacija. 2016;15(2) (58): 51-59. (in Russian)]

Боровкова Л.В., Колобова С.О., Боровкова Н.Ю., Полякова И.В., Некрасов А.А., Тимощенко Е.С., Андосова Л.Д., Шахова К.А., Тихомирова Ю.Р., Лазарькова А.Д. Современные методы прогнозирования гестационных осложнений у беременных с артериальной гипертензией // Женское здоровье и репродукция: сетевое издание. 2020. № 3 (46). URL: https://whfordoctors.su/statyi/sovremennye-metody-prognozirovanija-gestacionnyh-oslozhnenij-u-beremennyh-s-arterialnoj-gipertenziej/(дата обращения: дд.мм.гггг).

MODERN METHODS IN FORECASTING GESTATIONAL COMPLICATIONS IN PREGNANT WOMEN WITH ARTERIAL HYPERTENSION

L. V. Borovkova, S. O. Kolobova, N. Yu. Borovkova, I. V. Polyakova, A. A. Nekrasov, E. S. Timoschenko, L. D. Andosova, K. A. Shakhova, Yu. R. Tikhomirova, A. D. Lazarkova

 

Federal State Budgetary Educational Institution of Higher Education Privolzhsky Research Medical University of the Ministry of Health of the Russian Federation, Nizhny Novgorod, Russia.

Abstract

Objective: To study the publications on the modern methods in forecasting gestational complications in pregnant women with arterial hypertension (AH).

Key Points. AH is one of the most common somatic pathologies in pregnant women and it is a high-risk factor of great obstetrical syndromes. The review describes prognostic criteria of preeclampsia, placental insufficiency and premature delivery in women with AH.

Conclusion. The modern approach to forecasting gestational complications in women with AH involves assessment of molecular genetic factors, markers of intravascular inflammatory response, endothelial dysfunction, and vascular wall condition in trimesters II-III of pregnancy. To improve perinatal outcomes, it is essential to search for early reliable prognostic markers.

Keywords: arterial hypertensiongreat obstetrical syndromesforecasting of risksendothelial dysfunction

Предыдущая статья


История кафедры ФГБОУ ВО «Приволжский исследовательский медицинский университет» Минздрава России

Кафедра акушерства и гинекологии ФГБОУ ВО «Приволжского государственного медицинского университета» ...

Читать

Следующая статья


Изменение микробиологической, морфологической и иммуногистохимической картины эндометрия под влиянием сочетанной бактериофаго-лазеротерапии хронического неспецифического воспаления слизистой полости матки

Мотовилова Т.М., Качалина Т.С., Боровкова Л.В., Гречканев Г.О., Зиновьев А.Н., Гагаева Ю.А., Бан...

Читать

Наверх
Translate »