Спонтанный разрыв маточных кровеносных сосудов во время беременности и родов. Обзор литературы

Женское здоровье и репродукция Женское здоровье и репродукция. №3 (50), 2021

Цхай Виталий Борисович ― д. м. н., профессор, заведующий кафедрой перинатологии, акушерства и гинекологии лечебного факультета ФГБОУ ВО «КрасГМУ им. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Минздрава России. 660022, Россия, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1; научный руководитель Центра здоровья супружеской пары ФГБУ ФСНКЦ ФМБА России. 660037, Россия, г. Красноярск, ул. Коломенская, д. 26. https://orcid.org/0000-0003-2228-3884. E-mail: tchai@yandex.ru

Бакунина Анна Александровна (автор для переписки) ― клинический ординатор кафедры перинатологии, акушерства и гинекологии лечебного факультета ФГБОУ ВО «КрасГМУ им. В.Ф. Войно-Ясенецкого» Минздрава России. 660022, Россия, г. Красноярск, ул. Партизана Железняка, д. 1. E-mail: b_anna02@mail.ru

Цель обзора: проанализировать данные литературы по материалам PubMed и eLibrary, касающиеся особенностей диагностики и терапии спонтанного разрыва маточных артерий (СРМА).

Основные положения. Спонтанный разрыв маточных сосудов во время беременности является крайне редким заболеванием, которое создает острую чрезвычайную ситуацию, связанную с высокой материнской и перинатальной смертностью. Данное осложнение трудно диагностировать и лечить, так как это необычное заболевание, имеющее острый характер течения. Обычно оно выявляется при экстренной лапаротомии и редко правильный диагноз бывает установлен до операции.

Заключение. Высокий потенциальный риск летального исхода у матери или у плода при спонтанном разрыве маточных сосудов актуализирует важность ранней диагностики и своевременного оперативного вмешательства при этом грозном осложнении.

Конфликт интересов: авторы заявляют об отсутствии конфликтов интересов.

Вклад авторов: Цхай В.Б. ― разработка концепции статьи, анализ данных литературы, редактирование; Бакунина А.А. ― написание текста.

В.Б. Цхай1, 2, А.А. Бакунина1

1 ФГБОУ ВО «Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В.Ф. Войно-Ясенецкого» Министерства здравоохранения Российской Федерации; Россия, г. Красноярск

2 ФГБУ «Федеральный сибирский научно-клинический центр Федерального медико-биологического агентства»; Россия, г. Красноярск

Спонтанный разрыв сосудов матки, в частности спонтанный разрыв маточных артерий (СРМА), во время беременности и родов является редким, но опасным для жизни осложнением, которое возникает преимущественно в третьем триместре и которое связано с неблагоприятными исходами беременности [1, 2, 3]. Клиницисты обычно не подозревают спонтанный разрыв сосудов матки среди прочих причин острого живота у беременных женщин, несмотря на то что он является потенциально смертельным осложнением. К сожалению, об этом редком, но крайне опасном для жизни осложнении врачи-акушеры имеют скудные знания, оно не представлено в отечественных научных публикациях, а также в клинических протоколах и рекомендациях.

СРМА, связанный с беременностью, встречается крайне редко и составляет всего около 100 случаев, описанных в литературе [4]. Частая молниеносность клинического течения и расплывчатый характер симптомов этого грозного осложнения являются причиной высокой материнской смертности, которая достигает 30–40% [5].

Во время беременности и родов возможным осложнением является не только СРМА, но и спонтанный разрыв маточных вен (СРМВ). Это очень редкое заболевание, частота встречаемости которого составляет случай на 10 000 беременностей. Этиология СРВМ до сих пор неизвестна, но предполагается, что она связана с повышением венозного давления. Разрыв вен матки особенно часто происходит в третьем триместре беременности. Наиболее частым местом разрыва является широкая маточная связка. В настоящее время материнская смертность, связанная с СРМВ, снизилась до 4%, но уровень перинатальной смертности по-прежнему остается высоким и составляет 31% [6, 7].

Точная этиология СРМА в связи с беременностью в настоящее время неизвестна, однако в качестве факторов риска рассматривают изменения в динамике внутрибрюшного давления, анатомические и гормональные факторы [8], эндометриоз [9, 10, 11], зачатие методом экстракорпорального оплодотворения (ЭКО) [12, 13], а также ятрогенную травму. К анатомическим факторам риска СРМА относят наличие или образование аневризмы, псевдо-аневризмы или врожденную мальформацию сосудов [14, 15, 16].

Достижения в области вспомогательных репродуктивных технологий позволили забеременеть большому числу бесплодных женщин с эндометриозом. Данные, полученные в результате исследований беременных с эндометриозом, повысили нашу осведомленность об осложнениях, возникающих в этой когорте женщин [17]. Многие неблагоприятные исходы беременности, включая акушерские кровотечения и преждевременные роды, были связаны с эндометриозом [18]. До сих пор точный патофизиологический механизм этих осложнений не очень ясен. Рассматривались различные причины, например резистентность к прогестерону в эутопическом эндометрии, децидуализация эктопического эндометрия [19].

Эктопический децидуоз (образование эктопического децидуоза) во время беременности является доказанным явлением, обусловленным воздействием прогестерона либо на нормальный субцеломический мезотелий брюшной полости, либо на эндометриоидные очаги в яичнике, маточной трубе, заднем отделе матки, а также в аппендиксе, подвздошной кишке и мочеточнике [20]. Повышенный ангиогенез, воспаление и инвазивность этих эндометриоидных имплантатов рассматривались в качестве причины деструктивных последствий. Проникновение децидуализированной стромы в стенку сосуда может привести к сужению кровеносного сосуда, а вследствие этого ― к повышению давления, ослаблению и в конечном итоге к разрыву сосуда [10].

Сотрудники голландской рабочей группы по эндометриозу проанализировали случаи спонтанного гемоперитонеума у беременных, страдающих эндометриозом, которые произошли в Нидерландах в период с 2010 по 2015 годы. Всего было зарегистрировано 15 таких случаев. Роды происходили преимущественно во втором и третьем триместрах беременности. Самым ранним и основным симптомом была острая боль в животе, часто в сочетании с низким уровнем гемоглобина и/или признаками дистресса плода.

Эхографическая визуализация была основным диагностическим инструментом, позволявшим определять наличие свободной жидкости в брюшной полости. Для хирургической остановки источника кровотечения в основном требовалась срединная лапаротомия, а средний предполагаемый объем кровопотери составлял 2000 мл. Не сообщалось о внутриутробной или перинатальной смерти, несмотря на высокий уровень преждевременных родов (54,5%). У всех женщин эндометриоз был диагностирован в определенный момент времени и поэтому, вероятно, был вовлечен в патогенез спонтанного гемоперитонеума, связанного с СРМА [13].

Большинство публикаций, посвященных разрыву маточных сосудов во время беременности и родов, представлены описанием отдельных клинических случаев. Следует отметить, что единый подход относительно пролонгирования или прерывания беременности в случае возникновения этого осложнения отсутствует. Некоторые авторы сообщают, что при обнаружении источника кровотечения (маточные артерии или вены) в ходе экстренно выполненной лапаротомии производили гистеротомию, чтобы извлечь плод, и последующую хирургическую остановку кровотечения путем прошивания и перевязки поврежденного сосуда [20, 21, 22].

Примером такого подхода является случай, описанный U. Aziz и соавт. в 2004 году. Женщину доставили в стационар с острой болью в животе и гиповолемическим шоком на 20-й неделе беременности. В ходе экстренной лапаротомии был выявлен массивный гемоперитонеум, возникший в результате спонтанного разрыва левой маточной артерии. При этом область маточных сосудов была вовлечена в массивный спаечный процесс, связанный с эндометриозом левых придатков матки. Во время операции сначала путем гистеротомии был извлечен плод, а затем достигнут хирургический гемостаз [20].

Другой подход предусматривает оперативное лечение с целью остановки кровотечения, сохранения и дальнейшего пролонгирования беременности [23–25]. При этом следует особо отметить, что в большинстве описанных в литературе случаев беременность успешно закончилась вагинальными, а не оперативными родами при доношенном гестационном сроке.

В качестве примера такого альтернативного подхода, направленного на сохранение и пролонгацию беременности, можно привести случай разрыва маточной артерии у двадцатитрехлетней первобеременной женщины на 22-й неделе гестации, описанный в 2008 году мексиканскими специалистами. У пациентки отмечали клинику острого живота и гиповолемического шока. В ходе экстренной лапаротомии был выявлен источник кровотечения ― правая маточная артерия. Кровотечение было остановлено путем прошивания и перевязки поврежденного сосуда. В последующем эта беременность успешно завершилась вагинальными родами при гестационном сроке 38 недель [23].

G.A. Calcott и соавт. в 2015 году представили клинический случай, когда гемоперитонеум, возникший вследствие спонтанного разрыва аневризмы правой маточной артерии, обнаружили случайно во время кесарева сечения, которое выполняли по причине острой гипоксии плода при доношенной беременности в 40 недель. Ангиография и эмболизация маточной артерии в данном случае позволили быстро и успешно добиться остановки кровотечения и стабилизировать состояние пациентки. Авторы рекомендуют рассмотреть вопрос об использовании ангиографических методов (либо КТ) в диагностике и лечении вторичного кровотечения, вызванного разрывом аневризмы маточной артерии, особенно после оперативного родоразрешения [26].

Несмотря на то, что спонтанный разрыв поверхностных варикозных вен матки встречается редко, он также может стать серьезным осложнением беременности с тяжелыми последствиями как для матери, так и для плода [27–29]. К. Hashimoto и соавт. описали случай спонтанного кровотечения из варикозно расширенных вен матки у сорокалетней повторнородящей женщины. Экстренное кесарево сечение в данном случае выполняли в связи с предварительным диагнозом преждевременной отслойки плаценты. После того как извлекли живого младенца женского пола весом 1730 г, обнаружили в малом тазу около 500 мл свободной жидкой крови, а также множественные кровоточащие участки из варикозно расширенных вен на задней поверхности матки. Поскольку жизненные показатели матери были нестабильны и выполнение хирургического гемостаза вызывало затруднение, была произведена гистерэктомия [28].

Китайские специалисты описали серию, состоявшую из трех случаев внутрибрюшного кровотечения из поверхностных вен матки у женщин, беременность у которых наступила в результате ЭКО. При этом у всех пациенток было обнаружено значительное внутрибрюшное венозное кровотечение в третьем триместре беременности, между 29-й и 35-й неделями, вызванное эндометриозом и хроническим воспалительным процессом органов малого таза. Основным пренатальным симптомом во всех случаях была интенсивная абдоминальная боль. Диагностическая лапаротомия во всех случаях выявила массивное внутрибрюшное кровотечение, источником которого являлись поверхностные субсерозные маточные вены. В одном случае произошла антенатальная гибель плода.

Немедленное принятие эффективных реанимационных мер и раннее хирургическое вмешательство были необходимы как для выживания плода, так и для выживания матери [27]. Результаты этого исследования подтверждают тот факт, что женщины с эндометриозом и после лечения методом ЭКО имеют повышенный риск возникновения внутрибрюшного кровотечения в третьем триместре беременности.

S. Thain и соавт. сообщили о редком случае самопроизвольного разрыва поверхностных варикозно измененных вен матки во втором триместре беременности, имитирующем клинику острого аппендицита, что создавало значительные диагностические трудности и проблемы в принятии верного и своевременного решения [29].

Несомненно, что благополучному исходу ситуации, связанной с разрывом кровеносных сосудов у беременных женщин, способствует своевременная диагностика и экстренное оперативное вмешательство, направленное на устранение источника кровотечения.

Подозрение на СРМА и СРМВ также должно возникать в случаях позднего послеродового кровотечения без явной причины и служить основанием для эхографического исследования с допплерометрией. С помощью эхографического метода можно предположить диагноз, но решающее значение в этом вопросе имеют ангиография и допплерометрия.

Для того чтобы предотвратить опасное для жизни кровотечение, необходимо провести быструю и точную диагностику с помощью цветной допплерометрии, так как она играет значительную роль в выявлении сосудистой природы этого осложнения. Существуют сообщения о двух случаях позднего послеродового кровотечения, возникшего вследствие разрыва псевдоаневризмы маточной артерии, диагностированных с помощью цветной допплерометрии [30].

Разрыв псевдоаневризмы маточной артерии может встретиться в качестве редкого осложнения после кесарева сечения и привести к тяжелому послеродовому кровотечению. С. Delesalle и соавт. сообщили о трех случаях разрыва псевдоаневризмы маточной артерии, диагностированного после кесарева сечения. В одном из случаев отмечался тяжелый геморрагический шок [31].

K. Chummun и соавт. описали казуистический случай массивного посткоитального кровотечения вследствие разрыва псевдоаневризмы маточной артерии, произошедшего через четыре месяца после кесарева сечения у тридцатичетырехлетней женщины. Оперативное родоразрешение было выполнено по поводу возникшей в родах дистоции шейки матки. Операция осложнилась кровотечением из углов разреза матки, что потребовало наложения дополнительного гемостатического шва. На 14-е сутки после родов было отмечено вторичное послеродовое кровотечение, а через 4 месяца ― повторное угрожающее жизни посткоитальное кровотечение. С помощью МРТ и ангиографии выявили причину кровотечения (разрыв псевдоаневризмы маточной артерии). Остановку кровотечения осуществляли посредством эмболизации маточных артерий [32].

Традиционными методами хирургического гемостаза долгое время являлись прошивание и/или перевязка поврежденного сосуда. В последнее время в ведущих мировых клиниках стали успешно применять рентгенэндоваскулярные методы, позволяющие проводить эмболизацию поврежденных сосудов, что позволяет быстро добиться остановки кровотечения и стабилизировать состояние пациентки [26, 33–37].

В большом количестве описаний клинических экстренных ситуаций, связанных с послеродовым кровотечением, подчеркивается ценность интервенционной радиологии и ее важность в качестве альтернативного и малоинвазивного метода достижения гемостаза. При наличии адекватных показаний это позволяет быстро остановить кровотечение, способствует восстановлению пациенток в короткие сроки и позволяет избежать оперативного вмешательства и полостной операции с сопутствующими рисками и заболеваниями [32, 33]. Некоторые авторы для остановки кровотечения, в том числе из маточной артерии, рекомендуют проводить селективную эмболизацию. Основными преимуществами являются полная окклюзия поврежденного сосуда, сохранение матки и фертильности [31, 38–40].

В конце данного обзора следует обратить внимание на типичную клиническую симптоматику, связанную с разрывом маточных сосудов у беременных, а также акцентировать внимание читателей на часто встречающихся тактических и лечебно-диагностических ошибках в подобных ситуациях.

В настоящее время в англоязычной литературе представлено достаточно большое количество случаев разрыва маточных артерий и вен у беременных женщин [41–43]. Гестационный срок разрывов маточных артерий находился в пределах от 20 + 5 недель до 37 + 5 недель. В большинстве случаев беременные женщины жаловались на боли в животе при отсутствии вагинального кровотечения. Как правило, ошибочно у них были диагностированы либо угрожающие преждевременные роды, либо родовые схватки, при этом они лечились токолитиками, или им производили индукцию родовой деятельности.

Естественно, что подобная терапия только ухудшала состояние беременных, увеличивала объем кровопотери, была причиной запоздалой диагностики и оперативного вмешательства. Часто в подобных ситуациях ошибочно диагностировали преждевременную отслойку плаценты, особенно если у пациентки были нестабильные гемодинамические показатели и дистресс плода. В большинстве случаев пациенткам выполняли экстренное кесарево сечение, при этом причиной кровотечения был разрыв маточных сосудов, что являлось неожиданной операционной находкой.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, в акушерской практике причиной массивных внутриполостных кровотечений, помимо традиционных осложнений, таких как преждевременная отслойка или предлежание плаценты, разрыв матки, могут быть крайне редкие осложнения ― это спонтанный разрыв маточных сосудов (артерий или вен). В силу крайне редкой встречаемости это осложнение трудно диагностировать, и обычно его выявляют при экстренной лапаротомии, и только в единичных случаях диагноз бывает установлен до операции.

Диагностировать спонтанный разрыв маточных сосудов можно с помощью современных высокоинформативных методов визуализации: цветового доплеровского УЗИ, КТ, МРТ и ангиографии. Высокий потенциальный риск летального исхода у матери или у плода актуализирует важность ранней диагностики и своевременного оперативного вмешательства при этом грозном осложнении.

  1. Schreurs A.F., Lier M.C.I., Koning D.B.M. et al. Severe psychological impact and impaired quality of life after a spontaneous haemoperitoneum in pregnancy in women with endometriosis and their partners. Facts Views Vis. Obgyn. 2021; 13(2): 159–68. DOI: 10.52054/FVVO.13.2.021
  2. Gloserová P., Hensel G., Košťál M. Spontaneous rupture of the uterine artery in connection with Ceska Gynekol. 2018; 83(2): 127–32
  3. Lier M.C.I., Malik R.F., Ket J.C.F. et al. Spontaneous hemoperitoneum in pregnancy (SHiP) and endometriosis ― A systematic review of the recent literature. Eur. J. Obstet. Reprod. Biol. 2017; 219: 57–65. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2017.10.012
  4. Ziereisen V., Bellens B., Gérard C. et al. Spontaneous rupture of utero-ovarian vessels in postpartal period: a case report and review of the literature. J. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod (Paris). 2003; 32(1): 51–4
  5. Becker R., Kowalsky B.L., Hatzmann W. Rupture of the uterine artery after spontaneous delivery with unusual course in childbed. Z. Geburtshilfe Neonatol. 2002; 206(3): 107–13. DOI: 10.1055/s-2002-32643
  6. Gonçalves D., Teixeira M., Rodrigues R. et al. Spontaneous Hemoperitoneum in Pregnancy. Acta Med. 2019; 32(11): 730–2. DOI: 10.20344/amp.11169
  7. Andrés-Orós M.P., Server-de Castro L., Roy-Ramos V. et al. Spontaneous uterine venous rupture during pregnancy. Description of two cases and bibliographical review. Ginecol. Obstet. 2010; 78(2): 128–31
  8. Ginsburg K.A., Valdes C., Schnider G. Spontaneous utero-ovarian vessel rupture during pregnancy: three case reports and a review of the literature. Obstet. 1987; 69(3 Pt. 2): 474–6
  9. Janicki T.I., David L.J., Skaf R. Massive and acute hemoperitoneum due to rupture of the uterine artery by erosion from an endometriotic lesion.Fertil.2002;78(4):879–81. DOI: 10.1016/s0015-0282(02)03348-4
  10. Aggarwal I., Tan P., Mathur M. Decidualised fallopian tube endometriotic implant causing spontaneous haemoperitoneum in a twin pregnancy. BMJ Case Rep. 2014; 2014: bcr2014205317
  11. Togami S., Kobayashi H., Haruyama M.et al. A very rare case of endometriosis presenting with massive hemoperitoneum. Minim. Invasive Gynecol. 2015; 22(4): 691–3. DOI: 10.1016/j.jmig.2015.02.014
  12. Brosens I.A., Lier M.C., Mijatovic V. et al. Severe spontaneous hemoperitoneum in pregnancy may be linked to in vitro fertilization in patients with endometriosis: a systematic review. Fertil. 2016; 106(3): 692–703. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2016.05.025
  13. Lier M.C.I., Malik R.F., van Waesberghe J. et al. Spontaneous haemoperitoneum in pregnancy and endometriosis: a case series. 2017; 124(2): 306–12. DOI: 10.1111/1471-0528.14371
  14. Zwimpfer T.A., Monod C., Redling K. et al. Uterine pseudoaneurysm on the basis of deep infiltrating endometriosis during pregnancy-a case report. BMC Pregnancy Childbirth. 2021; 21(1): 282. DOI: 10.1186/s12884-021-03753-1
  15. Swaegers M., Hauspy J.J., Buytaert P.M. et al. Spontaneous rupture of the uterine artery in pregnancy. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. Biol. 1997; 75(2): 145–6. DOI: 10.1016/s0301-2115(97)00121-8
  16. Jònsdòttir F., Pinborg А., Wilken-Jensen С. A pregnant woman with spontaneous rupture of the uterine Ugeskr. Laeger. 2014; 176(14): V11130668
  17. Stephansson O., Kieler H., Granath F. et al. Endometriosis, assisted reproduction technology, and risk of adverse pregnancy outcome. Hum. 2009; 24(9): 2341–7. DOI: 10.1093/humrep/dep186
  18. Falconer H. Pregnancy outcomes in women with endometriosis. Reprod. Med. 2013; 31(2): 178–82. DOI: 10.1055/s-0032-1333484
  19. Brosens I., Brosens J.J., Fusi L. et al. Risk of adverse pregnancy outcome in endometriosis. Fertil. Steril. 2012; 98(1): 30– DOI: 10.1016/j.fertnstert.2012.02.024
  20. Aziz U., Kulkarni A., Lazic D. et al. Spontaneous rupture of the uterine vessels in pregnancy. Obstet. 2004; 103(5 Pt. 2): 1089–91. DOI: 10.1097/01.AOG.0000121833.79081.c7
  21. Roche M., Ibarrola M., Lamberto N. et al. Spontaneous hemoperitoneum in a twin pregnancy complicated by endometriosis. Matern. Fetal. Neonatal. Med. 2008; 21(12): 924–6. DOI: 10.1080/14767050802353572
  22. Fiori O., Prugnolles H., Darai E. et al. Spontaneous uterine artery rupture during pregnancy in a woman with sickle cell disease: a case report. Reprod. Med. 2007; 52(7): 657–8
  23. González Rosales R., Cerón Saldaña M.A., Ayala Leal I. et al. Uterine vessels spontaneous rupture during pregnancy: case report and literature review. Obstet. Mex. 2008; 76(4): 221–3
  24. Hardin N., Delozier A., Torabi A. et al.Spontaneous Rupture of the Uterine Artery in an Otherwise Normal Pregnancy. Radiol. Case Rep. 2017; 11(1): 7–13. DOI: 10.3941/jrcr.v11i1.2946
  25. Achanna K.S., Goh C.Uterine artery bleeding and haemoperitoneum during the second trimester in pregnancy. Med. J. Malaysia. 2003; 58(1): 128–30
  26. CalcottA., Gaber M., Freedman J. et al. An unusual cause of fetomaternal distress at term: uterine vessel rupture in pregnancy. BMJ Case Rep. 2015; 2015: bcr2014209004. DOI: 10.1136/bcr-2014-209004
  27. Zhang Y., Zhao Y., Wei Y. et al. Spontaneous rupture of subserous uterine veins during late pregnancy after in vitro fertilization. Steril. 2009; 92(1): 395.e13-6. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2009.03.096
  28. Hashimoto K., Tabata C., Ueno Y. et al. Spontaneous rupture of uterine surface varicose veins in pregnancy: a case report. Reprod. Med. 2006; 51(9): 722–4
  29. Thain S., Rajeswari K. A rare case of spontaneous rupture uterine surface vessels in pregnancy mimicking acute appendicitis. Obstet. Gynaecol. 2019; 45(6): 1197–200. DOI: 10.1111/jog.13950
  30. Karmous N., Ayachi A., Derouich S. et al. Rupture of uterine artery pseudoaneurysm: role of ultrasonography in postpartum hemorrhage management. Afr. Med. J. 2016; 25: 136. DOI: 10.11604/pamj.2016.25.136.10676
  31. Delesalle C., Dolley P., Beucher G. et al. Uterine artery pseudoaneurysm: an unusual cause of postpartum hemorrhage. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod. (Paris). 2015; 44(1): 88–92. DOI: 10.1016/j.jgyn.2014.02.004
  32. Chummun K., Kroon N., Flannelly G. et al. Severe Postcoital Bleeding From a Uterine Artery Pseudoaneurysm 4 Months After Cesarean Delivery. Gynecol. 2015; 126(3): 638–41. DOI: 10.1097/AOG.0000000000000849
  33. Gavanier D., Orsoni M., Dupuis O. et al. Spontaneous hemoperitoneum during pregnancy and uterine artery aneurysm. Obstet. Fertil. 2012; 40(11): 711–4. DOI: 10.1016/j.gyobfe.2012.07.006
  34. Maignien C., Marcellin L., Anselem O. et al. Embolization of a ruptured pseudo-aneurysm of the uterine artery at 26weeks of gestation: Materno-fetal consequences; a case-report. Gynecol. Obstet. Biol. Reprod. (Paris). 2015; 44(7): 665–9. DOI: 10.1016/j.jgyn.2014.07.005
  35. Kumar M., Quiresi S., Singh U. Management of a ruptured pseudoaneurysm of the uterine artery using a modified percutaneous embolization technique. Int. J. Gynaecol. 2015; 129(2): 170–1. DOI: 10.1016/j.ijgo.2014.11.020
  36. Shimizu M., Kondoh E., Ueda M. et al. Secondary postpartum hemorrhage due to uterine artery pseudoaneurysm rupture in von Willebrand disease. Obstet. Gynaecol. Res. 2011; 37(12): 1887–90. DOI: 10.1111/j.1447-0756.2011.01674.x
  37. Yi S.W., Ahn J.Secondary postpartum hemorrhage due to a pseudoaneurysm rupture at the fundal area of the uterus: a case treated with selective uterine arterial embolization. Fertil. Steril. 2010; 93(6): 2048–9. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2009.03.099
  38. Kulkarni S.S., Teoh W.H.L., Sia A.T.H. et al. Ruptured uterine artery pseudoaneurysm: an overlooked cause of late postpartum haemorrhage. Acta Anaesthesiol. Belg. 2013; 64(4): 159–62
  39. Kwon H.-S., Cho Y.K., Sohn I.-S. et al. Rupture of a pseudoaneurysm as a rare cause of severe postpartum hemorrhage: analysis of 11 cases and a review of the literature. Eur. J. Obstet. Gynecol. Reprod. 2013; 170(1): 56–61. DOI: 10.1016/j.ejogrb.2013.04.007
  40. Yi S.Extravasating uterine pseudoaneurysm: A rare cause of postpartum haemorrhage. J. Obstet. Gynaecol. 2017; 37(4): 416–20. DOI: 10.1080/01443615.2016.1274292
  41. Jang J.H., Kyeong K.-S., Lee S. et al. A case of spontaneous hemoperitoneum by uterine vessel rupture in pregnancy. Obstet. Gynecol. Sci. 2016; 59(6): 530– DOI: 10.5468/ogs.2016.59.6.530
  42. Díaz-Murillo R., Tobías-González P., López-Magallón S. et al. Spontaneous Hemoperitoneum due to Rupture of Uterine Varicose Veins during Labor Successfully Treated by Percutaneous Embolization. Case Rep. Obstet. 2014; 2014: 580384. DOI: 10.1155/2014/580384
  43. Nguessan K.L.P., Mian D.B., Aissi G.A. et al. Spontaneous rupture of uterine varices in third trimester pregnancy: an unexpected cause of hemoperitoneum. A case report and literature review. Exp. Obstet. Gynecol. 2013; 40(1): 175–7

Цхай В.Б., Бакунина А.А. Спонтанный разрыв маточных кровеносных сосудов во время беременности и родов. Обзор литературы // Женское здоровье и репродукция: сетевое издание. 2021. № 3 (50). URL: https://whfordoctors.su/statyi/spontannyj-razryv-matochnyh-krovenosnyh-sosudov-vo-vremja-beremennosti-i-rodov-obzor-literatury/(дата обращения: дд.мм.гггг)

Предыдущая статья


Персонифицированная оценка факторов риска развития послеродового эндометрита

Т.В. Батракова, И.Е. Зазерская ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский цент...

Читать

Следующая статья


Динамика показателей теста генерации тромбина у пациенток с бесплодием в программах вспомогательных репродуктивных технологий

А.О. Годзоева, И.Е. Зазерская, Т.В. Вавилова, И.А. Назарова, О.А. Беляева ФГБУ «Нац...

Читать

Наверх
Translate »