Влияние SARS-CoV-2 на репродуктивную систему женщин

Калиберденко Виталий Борисович (автор для переписки) — к. м. н., доцент кафедры внутренней медицины № 2 Медицинской академии имени С.И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского». 295000, Россия, Симферополь, бульвар Ленина, д. 5/7. https://orcid.org/0000-0003-1693-3190. E-mail: kaliberdenkovb@cfuv.ru

Шадчнева Наталья Александровна — к. м. н., доцент кафедры внутренней медицины № 2 Медицинской академии имени С.И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского». 295000, Россия, Симферополь, бульвар Ленина, д. 5/7. https://orcid.org/0000-0001-9717-7782. E-mail: shadchneva@gmail.com

Прокофьева Ксения Сергеевна — студент, Медицинская академия имени С.И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского». 295000, Россия, Симферополь, бульвар Ленина, д. 5/7. https://orcid.org/0000-0002-8575-6899.

Цель обзора: проанализировать оригинальные научные исследования, демонстрирующие влияние пандемии SARS-CoV-2 на женскую репродуктивную систему.

Основные положения. Глобальной проблемой здравоохранения во всём мире на текущий момент является пандемия новой коронавирусной инфекции SARS-CoV-2. Не менее важная мировая проблема — снижение фертильности женщин репродуктивного возраста. Известно, что стресс, тяжёлая экстрагенитальная патология могут негативно влиять на репродуктивную систему женщин. Основной рецептор SARS-CoV-2 — рецептор ангиотензинпревращающего фермента 2 (рАПФ2) обнаружен и в половых органах. Потенциальное инфицирование репродуктивной системы SARS-CoV-2 может увеличить риск развития бесплодия среди переболевших женщин и ухудшить репродуктивный прогноз у женщин с сопутствующей гинекологической патологией.

Заключение. На данный момент нет исследований, подтверждающих прямое патогенное действие SARS-CoV-2 на яичники, маточные трубы и эндометрий. Однако исследования показывают, что как изменение образа жизни, вызванное пандемией, так и само заболевание приводят к патологическим изменениям в женском репродуктивном здоровье. Стресс во время пандемии у женщин приводит к изменениям менструального цикла и ановуляции. Временное уменьшение объёма менструации, удлинение и нарушение менструального цикла наблюдается у женщин с подтверждённым диагнозом COVID-19, независимо от тяжести заболевания. Отмечено снижение уровня антимюллерова гормона у женщин, переболевших COVID-19, что может говорить о снижении у них овариального резерва. Несмотря на то что рецепторы альтернативного механизма входа SARS-CoV-2 в женской репродуктивной системе экспрессируются больше, рАПФ2 имеет гонадотропинзависимую экспрессию и играет важную роль в процессах овуляции и децидуализации. Следовательно, в случае инфицирования яичников и эндометрия через рАПФ2 вирус может негативно повлиять на эти процессы.

В.Б. Калиберденко, Н.А. Шадчнева, К.С. Прокофьева
Медицинская академия имени С.И. Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского»; 295000, Россия, г. Симферополь

Введение

В декабре 2019 г. в Китае вспыхнула новая коронавирусная инфекция — SARS-CoV-2. В дальнейшем она быстро распространилась по всему миру, став глобальной проблемой. В конце 2021 г. в мире было зарегистрировано более 281,8 млн подтвержденных случаев инфицирования и более 5,4 млн случаев летальных исходов заболевания[1].

Не менее важной проблемой во всем мире остается бесплодие, которым страдают 48 млн пар и 186 млн человек. Бесплодие у мужчин чаще всего связано с нарушением эякуляции и аномалиями формы, движения, количества сперматозоидов. У женщин же к бесплодию приводят различные заболевания яичников, маточных труб, матки, эндокринной системы[2].

Основные положения

Основной патогенетический механизм входа SARS-CoV-2 в клетку обусловлен с рецептором ангиотензинпревращающего фермента 2 типа (рАПФ2) на поверхности клеток, к которому вирус присоединяется своим S-белком, а затем с помощью клеточной трансмембранной сериновой протеазы 2 типа (ТСП2) проникает в клетку [1]. Чаще всего SARS-CoV-2 поражает клетки дыхательной системы и желудочно-кишечного тракта. Вероятно, это связано с тем, что рАПФ2 этой локализации наиболее доступны для вируса. Однако рАПФ2 широко представлены по всему организму в различных органах и системах, в том числе в репродуктивной системе человека [2, 3]. В клетках мужской репродуктивной системы рАПФ2 больше, чем в женской, но у женщин прослеживается гонадотропинзависимая экспрессия этих рецепторов [2, 4]. Следовательно, количество рАПФ2 постепенно увеличивается ко второй фазе менструального цикла.

На данный момент известно, что коронавирусная инфекция может привести к олигозооспермии у мужчин [5]. На вопрос, какое влияние окажет пандемия, вызванная SARS-CoV-2, на репродуктивное здоровье женщин, пока нет однозначного ответа.

Регуляция овариально-менструального цикла осуществляется на 5 уровнях, включающих экстрагипоталамические структуры (кора больших полушарий), гипофизарную зону гипоталамуса, гипофиз, яичники, органы-мишени (эндометрий, молочные железы, костная ткань и др.). Менструальный цикл представляет собой ряд циклических регулярных изменений, основным смыслом которых является подготовка репродуктивной системы к беременности.

Пандемия COVID-19 и связанные с ней ограничительные меры по предотвращению распространения инфекции затронули все сферы жизни, приводя к возрастанию психологического напряжения [6]. Как известно, психологический стресс может привести к нарушениям менструального цикла у женщин. Естественной реакцией на стресс является активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси и торможение гипоталамо-гипофизарно-гонадной оси. В результате снижается выработка гонадотропин-рилизинг-гормона, а избыток глюкокортикостеродов подавляет секрецию лютеинизирующего гормона (ЛГ) гипофизом и выработку эстрогенов и прогестерона яичниками, что приводит к аменорее и ановуляции. Помимо нарушений нервно-гуморальной регуляции, стресс вызывает окислительный стресс в яичниках из-за накопления активных форм кислорода, что способствует снижению роста и развития фолликулов и апоптозу ооцитов [7, 8].

В ходе анонимного социального опроса, проведенного в социальных сетях среди женщин репродуктивного возраста, ученые из Ирландии оценили изменение менструального цикла, психологического здоровья и образа жизни до и во время пандемии [9]. Среди опрошенных 84% отметили у себя появление симптомов нарушения психологического состояния (снижение настроения, стресс, нарушение сна и др.), причем большинство ассоциировали эти изменения с трудностью доступа к медицинской помощи и стрессом на работе. Образ жизни у участниц тоже изменился во время пандемии. Женщины отметили, что стали затрачивать больше времени на работу, у них ухудшилось питание и увеличилось употребление алкогольных напитков. Интересно, что, несмотря на увеличение еженедельной физической нагрузки, более половины участниц отметили прибавку в весе. В результате исследования были выявлены изменения в менструальном цикле и другие симптомы нарушения репродуктивного здоровья. Общие изменения менструального цикла обнаружили у себя 46% женщин, 17% сообщили о пропущенных менструациях, а у 21% женщин, у которые до пандемии периодически пропускались менструальные циклы, частота пропусков увеличилась. Кроме этого, у 53% опрошенных симптомы предменструального синдрома были более выражены, а 45% сообщили о снижении своего либидо [9]. Из полученных результатов можно сделать вывод, что изменение образа жизни во время пандемии и связанное с этим ухудшение психологического состояния могут привести к нарушениям в менструальном цикле, но отдаленные последствия этих изменений еще предстоит выяснить.

Коллеги из США в ретроспективном когортном исследовании получили иные результаты. Предварительно исключив из исследования женщин, имеющих в анамнезе факторы, влияющие на менструальный цикл, кроме психологического стресса, ученые проанализировали данные менструальных циклов пользовательниц приложения «Natural Cycle» до и во время пандемии. Данные об овуляции фиксировались в приложении на основании наиболее объективных методов оценки, доступных в домашних условиях: измерение базальной температуры или использование тест-полосок на ЛГ в моче. Всего 45,4% участниц сообщили о возникновении большего стресса. В результате проведенного анализа данных выяснилось, что только у 7,7% женщин стало больше ановуляторных циклов, у 19,5% выявлялись отклонения в продолжительности менструального цикла, причем у части пациенток, наоборот, циклы стали более регулярными, а ановуляция происходила реже [10].

Такие разные результаты могли быть получены по ряду причин. Во-первых, из исследования ирландских ученых не были исключены женщины с периодическим отсутствием менструации, использующие гормональную контрацепцию, кормящие грудью, что не исключает у них наличие вторичных нарушений менструации и овуляции, не связанных со стрессом. Во-вторых, распространенность стресса среди исследуемых групп женщин значительно отличалась — 84% против 45,5% в работе исследователей из США.

В одном из исследований было продемонстрировано, что экспрессия рАПФ2 повышается после введения хорионического гонадотропина человека (ХГЧ) в овуляторных фолликулах женщин. ХГЧ был использован для имитации эндогенного выброса ЛГ [11]. Также было отмечено, что экспрессия рАПФ2 больше в клетках кумулюса, чем в клетках гранулезы. Значит, можно предположить возможную роль рАПФ2 в овуляторном процессе и, следовательно, вероятность влияния SARS-CoV-2 на процесс овуляции у женщин репродуктивного возраста [11].

Ученые из США обнаружили, что 16% женщин после перенесенного подтвержденного заболевания COVID-19 отмечают изменения в менструальном цикле. Причем 60% женщин отметили, что их цикл стал нерегулярным, 45% сообщили об усилении предменструального синдрома [12]. Эти факты могут свидетельствовать о возможном поражении репродуктивной системы во время заболевания.

На базе больницы Тунзе (Китай) был проведен ретроспективный анализ изменений менструального цикла и концентрации половых гормонов среди женщин репродуктивного возраста с подтвержденным диагнозом COVID-19. Участниц разделили на группы с тяжелой и легкой формами заболевания. Женщины с отягощенным гинекологическим анамнезом, беременные и кормящие грудью были исключены из исследования. Анализ длительности менструального цикла и объема менструации проводили у женщин только с полным менструальным анамнезом. В результате у 20% обследованных отмечено снижение объема менструаций, у 24% — удлинение менструального цикла более 37 дней, у 7% нарушения менструального цикла возникли во время заболевания COVID-19, независимо от степени тяжести. Спустя 2 мес после выздоровления участниц опросили по телефону и выяснили, что 99% и 88% вернулись к исходным показателям длительности менструального цикла и менструального объема соответственно, что свидетельствует о переходящем характере данных изменений. Во время болезни статистически значимых изменений концентрации тестостерона, эстрадиола, прогестерона, фолликулостимулирующего гормона (ФСГ), ЛГ, антимюллерова гормона (АМГ) не выявлено. У некоторых женщин концентрации ЛГ и ФСГ были аномально высокими, что свидетельствует о возможном нарушении функции яичников. Оценка уровня гормонов после выздоровления не проводилась [13].

На базе той же больницы другими учеными осуществлялся более подробный анализ уровня половых гормонов у женщин с подтвержденным диагнозом COVID-19. В ходе исследования было выявлено значительное снижение уровня АМГ, увеличение содержания ФСГ и ЛГ, тестостерона и пролактина у женщин с установленным диагнозом по сравнению с группой контроля. Полученные результаты свидетельствуют о снижении овариального резерва. Снижение АМГ и увеличение тестостерона, вероятно, связано с повреждением клеток гранулезы и теки яичников. ЛГ, ФСГ и пролактин являются гипофизарными гормонами, поэтому ученые связывают их увеличение с возможным поражением центральной нервной системы, повышенным стрессом [14]. Повышение их уровня также может быть ответной реакцией на нарушение функции яичников. Исследование гормонов у реконвалесцентов не проводилось, поэтому нельзя сказать, являются эти изменения временными или нет.

Эти работы не доказывают прямое действие вируса на яичники. К подобным изменениям мог привести стресс, вызванный госпитализацией, применение во время лечения глюкокортикостеродов, наличие сопутствующих заболеваний, гипоксия, цитокиновый шторм и другие факторы. Для того чтобы точно подтвердить возможность инфицирования клеток яичников SARS-CoV-2, необходимо дальнейшее патоморфологическое исследование на обнаружение вируса.

Для имплантации и развития эмбриона ключевую роль играет состояние эндометрия. Важность белка АПФ2 в физиологии эндометрия была продемонстрирована учеными из Вашингтонского университета [15]. По результатам иммуногистохимического исследования и вестерн-иммуноблотинга установлено, что АПФ2 и ТСП2 экспрессируются как в стромальных, так и в эпителиальных клетках эндометрия, причем содержание АПФ2 увеличивается в 2 раза от пролиферативной к секреторной фазе с тенденцией к преобладанию в стромальных клетках, особенно во время децидуализации. Ученые провели трансфецирование малыми интерферирующими РНК (миРНК), нацеленными на матричную РНК (мРНК) АПФ2 стромальных клеток эндометрия in vitro, чтобы выяснить роль АПФ2 в процессах децидуализации эндометрия человека. В ответ на снижение концентрации АПФ2 стромальные клетки переставали децидуализироватся, о чем свидетельствовало отсутствие изменения морфологии и низкий уровень пролактина и белка 1, связывающего инсулиноподобный фактор роста, которые являются маркерами децидуализации. Дальнейшее исследование на мышах показало, что содержание АПФ2 в эндометрии увеличивается на ранних сроках беременности и связано с повышением концентрации прогестерона [15].

Следовательно, потенциально SARS-CoV-2, взаимодействуя с рАПФ2, может нарушать процессы децидуализации, подвергая беременных и планирующих беременность женщин повышенному риску самопроизвольных абортов.

Ученые из Испании проанализировали экспрессию генов в образцах эндометрия, полученных в различные фазы менструального цикла у женщин без сопутствующей гинекологической патологии, по данным 5 исследований из базы данных «Gene Expression Omnibus». Анализ генов белков, необходимых для классического пути проникновения, показал низкую экспрессию генов рАПФ2 на протяжении менструального цикла, но статистически значимое его увеличение от ранней к средней секреторной фазе, а также среднюю экспрессию генов фермента ТСП2 без значительных изменений в различные фазы. Интересно, что гены белков, необходимых для альтернативного механизма входа: базигина (BSG), катепсина B и L (CTSB, CTSL), фурина (FURIN), ТПС4 (TMPRSS4), интерферониндуцированного GTP-связывающего белка Mх1 (Mх GTPase) показали высокую экспрессию во все фазы менструального цикла с максимальной экспрессией в среднюю секреторную фазу. В ходе исследования также установлена положительная корреляция в раннюю секреторную фазу между уровнями АПФ2 и ТПС2, BSG и FURIN. В одном из 5 исследований показано, что экспрессия генов белков АПФ2, TMPRSS4, CTSB, CTSL, Mх1 с возрастом увеличивается, а ТПС2 — снижается [16].

В работе других ученых при исследовании фибробластов и лишенных ресничек эпителиоцитов эндометрия человека методом секвенирования РНК одиночных клеток вышеописанные результаты подтвердились. Помимо генов, проанализированных в предыдущем исследовании, были изучены гены, которые могут способствовать проникновению SARS-CoV-2 и других коронавирусов: нейропилин (NRP1), аланинаминопептидаза (ANPEP), молекулы межклеточной адгезии дендритных клеток и макрофагов (CD209), кодирующие гликансвязывающий рецептор (CLEC4G), трансмембранной сериновой протеазы 11А (TMPRSS11A), а также гены, предположительно обладающие протективным действием: интерферон-индуцируемые мембранные белки (IFITM1), лимфоцитарный антиген (LY6E). В результате ANPEP, CD209, CLEC4G, TMPRSS11A не экспрессировались в эндометрии, независимо от фазы цикла. Гены протеаз TMPRSS4 и FURIN экспрессировались преимущественно в эпителиальных клетках, лишенных ресничек, а рецепторов BSG, NRP1 и протеаз CTSB, CTSL — в обоих типах изучаемых клеток. LY6E и IFITM1 показали высокую экспрессию во все фазы цикла преимущественно в стромальных клетках. Анализ клеток преконцепционного эндометрия продемонстрировал аналогичную экспрессию генов классического и альтернативного путей с тем же распределением по типам клеток [17].

Можно предположить, что эндометрий не подвержен инфицированию SARS-CoV-2 с использованием классического пути проникновения, но за счет высокой экспрессии генов, участвующих в альтернативном пути, поддерживается среда для инфицирования. Важно, что экспрессия генов альтернативных механизмов повышается с возрастом и в секреторную фазу эндометрия. Этот факт представляет риск для имплантации эмбриона, особенно у женщин более старшего возраста. Положительным является высокая экспрессия генов, обладающих протективным действием, что потенциально может защитить эндометрий от инвазии вируса. Реальный риск инфицирования можно оценить только в присутствии вируса, а следовательно, нельзя отрицать классический путь проникновения вируса, несмотря на низкую экспрессию генов.

SARS-CoV-2 не обнаруживался методом ПЦР в мазках вагинальной жидкости ни у беременных, ни у женщин репродуктивного возраста и в постменопаузальный период с подтвержденным диагнозом COVID-19 [18–20]. Поэтому можно исключить вероятность полового пути передачи вируса от женщин, восходящего пути инфицирования внутренних половых органов и инфицирования плода в процессе прохождения через половые пути. 

Заключение

На основании проанализированных исследований сложно сделать однозначное заключение. Вероятно, стресс, вызванный ограничительными мерами, трудностями с доступностью медицинской помощи, влияет на овариально-менструальный цикл. Рецептор АПФ2 имеет гонадотропин-зависимую экспрессию в тканях яичников и эндометрия и, видимо, принимает участие в процессах овуляции и децидуализации. Следовательно, если SARS-CoV-2 сможет проникать в эти органы, то вышеописанные процессы, играющие ключевую роль в оплодотворении, дальнейшей имплантации и развитии эмбриона, будут нарушаться. У госпитализированных женщин с подтвержденным диагнозом COVID-19 по данным лабораторных тестов наблюдались снижение объема менструации, удлинение и наращение менструального цикла, снижение овариального резерва. Изменения в менструальном цикле, скорее всего, временные. Нельзя сказать то же об уровне гормонов, в связи с тем, что их контроль у реконвалесцентных женщин не проводился. В некоторых работах, направленных на изучение экспрессии генов эндометрия человека, кодирующих белки, необходимые для проникновения вируса в клетку, обнаружены низкая экспрессия генов классического механизма и высокая — альтернативного, который пока недостаточно изучен. Следовательно, потенциальное инфицирование более вероятно альтернативным путем. Однако нельзя исключить возможность инфицирования по классическому пути, т.к. исследований в присутствии вируса не проводилось. Значит, инфицирование через рАПФ2 потенциально может нарушить процессы имплантации эмбриона, поскольку доказано участие этого рецептора в процессах децидуализации, а его содержание увеличивается в средней секреторной фазе цикла и на ранних сроках беременности. Исследований, оценивающих потенциальное влияние SARS-CoV-2 на маточные трубы, пока не проводилось, поэтому не исключен риск внематочной беременности и трубного бесплодия в случае их инфицирования.

Необходимо дальнейшее изучение влияния SARS-CoV-2 на репродуктивное здоровье женщин с учетом тенденции к снижению их фертильности.

[1] World Health Organization. Joint ECDC-WHO Regional Office for Europe Weekly COVID-19 Surveillance Bulletin. URL: https://worldhealthorg.shinyapps.io/euro-covid19/ (дата обращения 10.01.2022).

[2] World Health Organization. Infertility. URL: https://www.who.int/news-room/fact-sheets/detail/infertility (дата обращения 10.01.2022).

  1. Hoffmann M., Kleine-Weber H., Schroeder S. et al. SARS-CoV-2 cell entry depends on ACE2 and TMPRSS2 and is blocked by a clinically proven protease inhibitor. Cell. 2020; 181(2): 271–80. DOI: 10.1016/j.cell.2020.02.052
  2. Segars J., Katler Q., McQueen D.B. et al. Prior and novel coronaviruses, coronavirus disease 2019 (COVID-19), and human reproduction: what is known? Fertility and Sterility. 2020; 113(6): 1140–9. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2020.04.025
  3. Мурейко Е.А., Калиберденко В.Б. Поражение сердца как один из синдромов COVID-19 инфекции. Таврический медико-биологический вестник. 2020; 23(4): 105– DOI: 10.37279/2070-8092-2020-23-4-105-112
  4. Pan P.P., Zhan Q.T., Le F. et al. Angiotensin-converting enzymes play a dominant role in fertility. Int. J. Mol. Sci. 2013; 14(10): 21071–86. DOI: 10.3390/ijms141021071
  5. Purpura L.J., Alukal J., Chong A.M. et al. SARS-CoV-2 RNA shedding in semen and oligozoospermia of patient with severe coronavirus disease 11 weeks after infection. Emerg. Infect. Dis. 2022; 28(1): 196–200. DOI: 10.3201/eid2801.211521
  6. AMHSI Research Team, Milken Research Team, Roitblat Y. et al. Stay-at-home circumstances do not produce sleep disorders: an international survey during the COVID-19 pandemic. J. Psychosom. Res. 2020; 139: 110282. DOI: 10.1016/j.jpsychores.2020.110282
  7. Li R., Yin T., Fang F. et al. Potential risks of SARS-CoV-2 infection on reproductive health. Reprod. Biomed. Online. 2020; 41(1): 89–95. DOI: 10.1016/j.rbmo.2020.04.018
  8. Toufexis D., Rivarola M.A., Lara H., Viau V. Stress and the reproductive axis. J. Neuroendocrinol. 2014; 26(9): 573–86. DOI: 10.1111/jne.12179
  9. Phelan N., Behan L.A., Owens L. The impact of the COVID-19 pandemic on women's reproductive health. Front. Endocrinol. 2021; 12: 1–8. DOI: 10.3389/fendo.2021.642755
  10. Nguyen B.T., Pang R.D., Nelson A.L. et al. Detecting variations in ovulation and menstruation during the COVID-19 pandemic, using real-world mobile app data. PloS One. 2021; 16(10): 1–12. DOI: 10.1371/journal.pone.0258314
  11. Choi Y., Jeon H., Brannstrom M. et al. Ovulatory upregulation of angiotensin-converting enzyme 2, a receptor for SARS-CoV-2, in dominant follicles of the human ovary. Fertil. Steril. 2021; 116(6): 1631–40. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2021.08.009
  12. Khan S.M., Shilen A., Heslin K.M. et al. SARS-CoV-2 infection and subsequent changes in the menstrual cycle among participants in the Arizona CoVHORT study. Am. J. Obstet. Gynecol. 2022; 226(2): 270–3. DOI: 10.1016/j.ajog.2021.09.016
  13. Li K., Chen G., Hou H. et al. Analysis of sex hormones and menstruation in COVID-19 women of child-bearing age. Reprod. Biomed. Online. 2021; 42(1): 260–7. DOI: 10.1016/j.rbmo.2020.09.020
  14. Ding T., Wang T., Zhang J. et al. Analysis of ovarian injury associated with COVID-19 disease in reproductive-aged women in Wuhan, China: an observational study. Front. Med. 2021; 8: 1–11. DOI: 10.3389/fmed.2021.635255
  15. Chadchan S.B., Popli P., Maurya V.K., Kommagani R. The SARS-CoV-2 receptor, angiotensin-converting enzyme 2, is required for human endometrial stromal cell decidualization. Biol. Reprod. 2021; 104(2): 336–43. DOI: 10.1093/biolre/ioaa211
  16. Henarejos-Castillo I., Sebastian-Leon P., Devesa-Peiro A. et SARS-CoV-2 infection risk assessment in the endometrium: viral infection-related gene expression across the menstrual cycle. Fertil. Steril. 2020; 114(2): 223–32. DOI: 10.1016/j.fertnstert.2020.06.026
  17. Vilella F., Wang W., Moreno I. et al. Single-cell RNA sequencing of SARS–CoV-2 cell entry factors in the preconceptional human endometrium. Human Reprod. 2021; 36(10): 2709–19. DOI: 10.1093/humrep/deab183
  18. Aslan M.M., Uslu Yuvacı H., Kose O. et al. SARS-CoV-2 is not present in the vaginal fluid of pregnant women with COVID-19. J. Matern. Fetal Neonatal Med. 2020; 1–3. DOI: 10.1080/14767058.2020.1793318
  19. Uslu Yuvacı H., Aslan M.M., Kose O. et al. Evaluation of the presence of SARS-CoV-2 in the vaginal fluid of reproductive-aged women. Ginekol. Polska. 2021; 92(6): 406–9. DOI: 10.5603/GP.a2021.0018
  20. Qiu L., Liu X., Xiao M. et al. SARS-CoV-2 is not detectable in the vaginal fluid of women with severe COVID-19 infection. Clin. Infect. Dis. 2020; 71(15): 813–7. DOI: 10.1093/cid/ciaa375

Калиберденко В.Б., Шадчнева Н.А., Прокофьева К.С. Влияние SARS-CoV-2 на репродуктивную систему женщин // Женское здоровье и репродукция: сетевое издание. 2022. № 2 (53). URL: https://whfordoctors.su/bez-rubriki/vlijanie-sars-cov-2-na-reproduktivnuju-sistemu-zhenshhin/(дата обращения: дд.мм.гггг)

Impact of SARS-CoV2 on the women's reproductive system

Kaliberdenko V.B., Shadchneva N.A., Prokofieva K.S.

Institute «Medical Academy named after S.I. Georgievsky» of V.I. Vernadsky Crimean Federal University 295000, Russian Federation, Republic of Crimea, Simferopol, 5/7, Lenin Avenue.


Abstract:

Objective of the Review: The purpose of the review is to analyze the currently available original scientific studies demonstrating the impact of the SARS-CoV-2 pandemic on the female reproductive system.

Key Points. The global health problem around the world at the moment is the pandemic of a new coronovirus infection SAR-CoV2. The downward trend in fertility among women of reproductive age is an equally important global problem. It is known that stress, severe extragenital pathology can adversely affect the reproductive system of women. In addition, it became known that the main SAR-CoV2 receptor, the angiotensin converting enzyme 2 receptor (ACE2), is also located in the genitals. Potential infection of the reproductive system with SAR-CoV2 may increase the risk of infertility among women who have recovered from the virus and worsen the reproductive prognosis in women with concomitant gynecological pathology.

Conclusion. At the moment, there are no studies confirming the direct pathogenic effect of SAR-CoV2 on the ovaries, fallopian tubes and endometrium. However, studies show that both the lifestyle changes caused by the pandemic and the disease itself lead to pathological changes in women's reproductive health. Stress during a pandemic in women leads to changes in the menstrual cycle and anovulation. A temporary decrease in menstrual volume, lengthening and disruption of the menstrual cycle is observed in women with a confirmed diagnosis, regardless of the severity of the disease. A decrease in anti-Müllerian hormone (AMH) was noted in women who recovered from SAR-CoV2, which may indicate a decrease in their ovarian reserve. Despite the fact that SAR-CoV2 alternative entry mechanism receptors are more expressed in the female reproductive system, the ACE2 receptor has a gonadotropin-dependent expression and plays an important role in the processes of ovulation and decidualization. Therefore, in the case of infection of the ovaries and endometrium through the ACE2 receptor, the virus can adversely affect these processes.

Key words: SARS-CoV-2, reproductive system, psychological stress, ovarian-menstrual cycle, ovaries, endometrium, ovulation, decidualization

Предыдущая статья


Анна Ивановна Малышкина. Слово редактора выпуска

Уважаемые коллеги! Новый номер журнала «Женское здоровье и репродукция» посвящен тяжелым осложнен...

Читать

Следующая статья


Современный взгляд на роль растворимых факторов фолликулярной жидкости в регуляции «бедного» ответа в программах ЭКО

Н.В. Башмакова, Э.Р. Джалилова, И.А. Газиева

ФГБУ «Уральский научно-исследовательский инстит...

Читать

Наверх